Обойти Байкал за 45 дней: землетрясения, солнечные ожоги и страх черного льда
© Обложка: Первый Байкальский

Обойти Байкал за 45 дней: землетрясения, солнечные ожоги и страх черного льда

Этой зимой Омич Иван Давыдов и москвич Павел Каманин обогнули пешком Байкал по льду. 45 дней, около 1600 км пути, 50 кг груза на каждого. Это не просто цифры ради цифр — во время экспедиции путешественники также призывали помочь благотворительному фонду «Дом с маяком» из Омска.

Екатерина Зырянова Екатерина Зырянова

«До этого я говорил, что в зимние походы никогда не пойду»

– Иван, Павел, с возвращением! Как самочувствие? 

Иван: Все отлично.

Павел: Да, все хорошо. Сегодня взвешивались. Иван потерял 12 килограммов за поход. Я – килограмм-полтора. Ваня правда специально для этого набирал, как мишка, и потом стряхивал.

– Расскажите немного о себе? Как я понимаю, путешествия – это ваша работа?

Павел Каманин – путешественник, походный инструктор, сооснователь проекта «Кавказская тропа». Провел две успешные экспедиции по Чукотке на мыс Дежнева. Пересек остров Шри-Ланка с севера на юг.
Павел Каманин – путешественник, походный инструктор, сооснователь проекта «Кавказская тропа». Провел две успешные экспедиции по Чукотке на мыс Дежнева. Пересек остров Шри-Ланка с севера на юг.
Иван Давыдов – ультрамарафонец, путешественник. Первым пробежал Кавказскую тропу в 2021 году (1250 км от моря до моря). Также в его копилке – Памирский тракт, Алтайский круг, Саянское кольцо.
Иван Давыдов – ультрамарафонец, путешественник. Первым пробежал Кавказскую тропу в 2021 году (1250 км от моря до моря). Также в его копилке – Памирский тракт, Алтайский круг, Саянское кольцо.
Иван Давыдов (второй слева) и Павел Каманин (второй справа) с участниками экспедиции «Вокруг Байкала за 8 дней на вездеходах», которую четверо иркутян совершили в начале февраля
Иван Давыдов (второй слева) и Павел Каманин (второй справа) с участниками экспедиции «Вокруг Байкала за 8 дней на вездеходах», которую четверо иркутян совершили в начале февраля

П: Я гид, походный инструктор по России и миру, с 2016 года занимаюсь этим на коммерческой основе.

И: Я делаю беговые кэмпы, а вообще я экономист, работаю сам на себя.

– Что вас связало для этого похода? (Павел – из Москвы, Иван – из Омска)

И: У нас сообщество путешественников по всей России, мы все друг друга хорошо знаем. У меня был проект «Кавказская тропа», я бежал от Каспийского до Черного моря. 

П: А я являюсь одним из разработчиков Кавказской тропы. 

И: И Паша мне помогал: я узнавал у него маршрут. Потом приехал в Москву лично познакомиться, поблагодарить. Так стали общаться.

– Бывали на Байкале раньше? Имели представление о его льде?

П: Я был и зимой, и летом. У меня было четыре зимних похода и один летний по Большой Байкальской тропе. Я неплохо знал западную сторону озера зимой. Понимал, что будет и как. 

И: Я был только летом. Поэтому, чтобы понять лед Байкала, у меня ушло дней восемь. Первые ощущения были фантастические. Но все ждал, когда «искупаюсь» (провалюсь), спрашивал: «Паш, если я сейчас окунусь, как мне быть?»

– Почему решили отправиться в такую непростую экспедицию? Кто вас вдохновил? 

И: У меня была мечта обойти Байкал летом. Потом пообщался с людьми, мне сказали, что это будет намного сложнее [зимнего похода]. Вел переписку с Бутаковым (Эраст Бутаков – путешественник, автор книги «Вокруг Байкала за 73 дня». – Прим.ред.), с томичом Валерием Белым, который в 2003 году обходил Байкал. Недавно ходили Ромка Шелгачев из Улан-Удэ, Саша Семенов из Читы. Читал их отчеты, с Ромой хорошо общались, он делал соло-поход по Байкалу за 48 дней. Еще наш наставник Сергей Половинкин пересекал Байкал на велосипеде в 1992 году. В общем, я загорелся. 

П: За четыре походных сезона я прошел Байкал полностью от Северобайкальска до Листвянки. И сделал два перехода поперек: от Листвянки до Бабушкина, из Хужира в Усть-Баргузин. Прошел вдоль и поперек.

Когда мы с Иваном познакомились, я рассказал о своем желании обойти озеро. Твое желание, мое умение – пошли! 

И: Я делал беговые проекты… Памирский тракт бежал, Алтайский круг, Саянское кольцо, Кавказская тропа. Все они длительные – от 30 до 50 дней, профессиональная марафонская школа. Я часто хожу в горы, это тоже моя стезя. Захотелось совместить. Подумал, что по физухе должен потянуть. В 2014 году я загорелся этой идеей, в 2019-м у меня выйти не получилось, вот в 2023-м сделал. Это пока самый масштабный для меня проект. И он был в новинку – зимний, с волокушами. До этого я говорил, что в зимние походы никогда в жизни не пойду. Теперь буду ходить (смеется)

«Байкал зимой – это пустыня. Воду надо добывать»

– Расскажите, что вас связало с детским хосписом «Дом радужного детства», к которому вы решили привлечь внимание своей экспедицией?

И: Мы с ним уже работали по «Кавказской тропе». Я сам вышел на них, приехал, познакомился с директором, детьми и родителями, посмотрел, как устроен процесс. Понял, что там не шарлатаны. Фонд занимается паллиативной помощью, очень многое делается своими силами, там хороший коллектив и руководитель. С помощью этой экспедиции мы можем привлечь к ним внимание, помочь кому-то, сделать большое дело. 

– Сколько собрали пожертвований за время экспедиции? 

И: Я только даю реквизиты, делаю посты в соцсетях. Потом приеду, могу спросить, сколько примерно скинули. Но в экспедиции это лишнее. 

Когда я бежал на Кавказе, один человек скинул 13 миллионов. Бывало, что простые пастухи давали по 500 рублей и говорили: «Прибежишь, отдашь». Прибегал, отдавал. 

П: Южане более отзывчивые, сибиряне немножко по-другому себя ведут. Мы надеемся, что привлекли внимание и люди по своим силам что-то переведут. 

Путешественники вышли 3 февраля из поселка Култук и вернулись в точку старта 19 марта. Они прошли 1561 км км по льду озера вдвоем, без сопровождения.
Путешественники вышли 3 февраля из поселка Култук и вернулись в точку старта 19 марта. Они прошли 1561 км км по льду озера вдвоем, без сопровождения.

– Физически такой поход – непростое испытание. Как готовились? 

И: У меня только наедание жирка. А вообще беговые тренировки, баня. Постоянно в тонусе. Готов хоть завтра сорваться. 

П: У меня примерно то же самое. Общая физическая подготовка постоянно. Еще делал два краш-теста. Когда на канале имени Москвы встал первый лед, я вышел по нему на озерных коньках на 10 км, потом на 20, потом на 50 и завершил 100-километровым переходом. Еще у меня был поход на лыжах по подмосковным лесам. Проверил себя.

– Коньки пригодились в походе? 

П: Да, пригодились. Я предлагал Ивану делать комбинированный поход – использовать свои ноги, коньки и лыжи. Считаю, что это идеальный вариант для длительного путешествия по Байкалу. Но Ваня настаивал на монопоходе. Тем не менее, я взял с собой и коньки, и лыжи. На случай, если какая-то нештатная ситуация случится. И коньки пригодились. У нас из волокуш выпал термос, а он очень нужен. Потому что, потеряв его, мы очень сильно сокращали количество воды, которое могли употребить в течение дня. Байкал [зимой] – это пустыня. Есть лед, а воду надо добывать, кипятить. Я на коньках возвращался по льду, нашел термос, он был в трех километрах от нашего лагеря. 

– То есть были участки чистого льда?

П: Были огромные участки чистого льда. Западная сторона – 520 км чистого льда. 

мода на байкал и туристическая «терра инкогнита»

– Пока вы шли вокруг Байкала по льду, еще две группы путешественников успели обогнуть озеро: на вездеходах и на мотопарапланах. Столкнулись ли вы в пути с кем-то из них? 

И: Как раз сегодня идем на встречу с ребятами на вездеходах. 

П: Ребят из клуба «4х4» мы знаем, они помогали и поддерживали. За счет того, что они проехали первыми, у них была информация о состоянии льда, снежного покрова. На заснеженных участках мы шли по их следам. Некоторые места были достаточно сложными для прохождения, мы не совсем понимали, как это сделать. Но видя их след, мы понимали, что это возможно.

– Как думаете, почему многие сейчас пытаются бросить вызов Байкалу и обогнуть его? 

– П: Байкал гремит среди путешественников, и все хотят испытать свои силы. Пока есть возможность и желание – делай. 

– И: Пока Байкал не растаял. 

– Изначально экспедиция называлась «Вокруг Байкала за 32 дня», но в итоге получилось за 45 дней. Когда вы поняли, что не укладываетесь в намеченный срок? Почему так получилось?

– И: Снежная обстановка подорвала планы. Мы обогнули Северобайкальск, там хороший зимник, но по снегу по-другому пошли. Плюс повлиял износ саней. Трещины, которые загребали снег, добавляли сопротивления и веса. Были полные волокуши снега. Он же подтаивает, становится тяжелым. Вещи были скованы, как в камне. 

И опять же усталость берет свое. Ветра пошли. Мы отметили, что в феврале погода была лучше, чем в марте. В марте стало пурговать. У нас начались проблемы с горелками. Вообще, каждый день мы ремонтировали по 3-4 вещи. Это время, силы, нервы. 

И окончательно вляпались мы в дельте Селенги, где поняли, что Паша даже на самолет не успевает (я обратный билет не брал). 

В дельте Селенги мы так в снег ушли! Он частично подтаивал, появились промоины. Приходилось тропить (прокладывать тропу – Прим. ред.). Даже с рюкзаком налегке это трудно. А тут по снегу тащишь 50 килограммов. Стали выдавать минимальный километраж – по 16 км два дня подряд. Поняли, что тремся на одной точке. Поэтому бросили сани в Бабушкине, оттуда побежали налегке, стали делать по 40 км в день в среднем. 

Итоговый трек экспедиции
Итоговый трек экспедиции

П: Скажу, как я просчитывал логистику. 32 дня — это был изначально идеальный вариант, когда все хорошо: физические силы, снаряжение и ледовая обстановка. Это можно сделать. Первую половину пути до Северобайкальска мы выдерживали темп в 40 километров в день. Опаздывали всего на два дня. Но появились проблемы со здоровьем, со снаряжением. Еще мы ждали посылку, она должна была прийти в Северобайкальск. Это отдельная история про Почту России. 

У Вани была проблема с ногой, и мы взяли два дня отдыха в Северобайкальске. По факту вышло 43 дня ходовых и два дня отдыха. Основные задержки в пути пошли на востоке озера. Если на западе для меня все было примерно понятно, то на востоке — нет, там никто не ходит. Это такая туристическая терра инкогнита.

Мы просто предположили, что на востоке будет так же, как на западе. Это оказалось совершенно не так. Восточная часть озера более сложная, там меньше льда, больше снега, больше заливов. Наша дневная скорость упала до 34 км. 

– Какие условия себе поставили? Все ли удалось соблюсти?

П: У нас было условие пройти Байкал пешком. Не использовать велосипеды, машины. 

– Ночевали на льду в палатке? 

П: Да, и в палатках, и в зимовьях, и деревенских домах, и в гостевых. Использовали все возможности. Иначе мы бы еще шли. 

Палящее солнце, обжигающий ветер и «черное зеркало»

– Удалось увидеть обитателей Байкала? Рачка гаммаруса точно встретили. А нерпу видели? 

И: Соболь на зимовье выбежал в 5-6 метрах [от нас]. И не хотел убегать, пока я его белкой не назвал (смеется). Лиса очень близко подходила, хотела что-нибудь покушать.

В последний день экспедиции Иван и Павел познакомились с байкальским эндемиком, гаммарусом
В последний день экспедиции Иван и Павел познакомились с байкальским эндемиком, гаммарусом
А лису повстречали на севере Байкала, вблизи острова Ярки
А лису повстречали на севере Байкала, вблизи острова Ярки

П: Видели свежие следы волков, косуль. И очень много воронов. 

Нерпу не видели. Но есть подозрение, что я провалился в нерпячью дыхательную лунку.

– Какие сюрпризы подкидывала погода? К чему оказались не готовы? 

И: Солнце, солнце палящее, оно все прожигает. Укутывались баффами, косынками, шли, как бабушки. У меня под конец был ожог шеи, все опухло. И на руке ожог. Именно с левой стороны, откуда светило солнце. Кожа обветренная, частично обмороженная. 

П: Солнце топило снег. У нас были мокрые ноги, а когда солнышко садилось, все схватывалось, и ножки из мокрых становились ледяными. Такими негнущимися колодками. И так изо дня в день. Были сильные ветра, они нас не отпускали. Попадали в трехдневную пургу. Случались морозы ночью до 30 градусов. 

Пережили землетрясения. Три сильных удара.

Эпицентр [первого] был на мысе Котельниковский. Там и так ледовая ситуация сложная: торосы, открытые трещины. Мы шли по лабиринтам трещин с открытой водой, перескакивали, перелазили. Потом последовали еще два удара. Ты видишь, как лед идет горбом, волной, и она уходит за горизонт. Грохот, все ломается, чувствуешь, что трещина убегает до берега, а до него 40 километров. До этого я слышал дыхание Байкала, знал, что он трещит и ухает. Но вот с таким еще не сталкивался.

– Страшно было? 

П: Тревожно. 

На протяжении 45 дней лед Байкала служил путникам и дорогой, и спальней, и обеденным столом
На протяжении 45 дней лед Байкала служил путникам и дорогой, и спальней, и обеденным столом
Восточное побережье озеро оказалось непредсказуемо снежным, и это увеличило время похода: вместо 32 дней ушло 45
Восточное побережье озеро оказалось непредсказуемо снежным, и это увеличило время похода: вместо 32 дней ушло 45
Результаты похода, как говорится, на лицо: за время экспедиции путешественники получили солнечные ожоги и обморожения
Результаты похода, как говорится, на лицо: за время экспедиции путешественники получили солнечные ожоги и обморожения

– Какие меры безопасности предпринимали в походе? 

П: Система крепления саней – альпинистская обвязка. Трос крепили к себе карабином, чтобы можно было быстренько снять и чтобы сани никуда не уволокли. 

У нас при себе были шильца. Это такие металлические гвозди с ручкой, чтобы вылезти на лед. Слава богу, не потребовались. 

Взяли спутниковый трекер. Группа поддержкив реальном времени смотрела, где мы находимся. Так мы не чувствовали себя в полном одиночестве. И естественно у нас была регистрация в МЧС. 

– Что брали с собой?

И: Тушенку, сублимированную еду, сало, масло, сухофрукты, орехи.

П: Не наелся что ли? (смеется)

И: Из снаряжения – палатки, спальники, коврики, топоры. 

П: У нас было очень много резервного снаряжения с собой. Две палатки, две топливные горелки и одна газовая. Казалось бы, зачем этот лишний вес? Но он оказался совершенно не лишний. Две горелки вышли из строя во время похода, третья нас сберегла. Все вещи были по делу. 

– Вы писали также о страхе «черного льда». Можете пояснить, что это такое и чем опасно? 

И: Опасностей никаких. Скорее, это психологическое. Когда видишь черный лед под ногами, не понятна его толщина. Он прозрачный, в нем отражаются звезды. Такое ощущение, что это вода. Еще когда идешь на закате, происходит перепад температуры, стучишь кошками о лед – начинается хруст, трещины.

П: Ощущение, что ты идешь по стеклу. Мозг представляет, что ты сейчас провалишься. Глубина Байкала – полторы тысячи метров, а толщина льда – около двух. И ты находишься на этой тоненькое пленке, которая лопается, расходится. Бессознательное чувство опасности существует. И в темное время суток особенно обостряется. 

45 дней без выходных и отдыха 

– Как организовали свой быт в походе? Как и чем питались, как спали и согревались? 

П: Мы не использовали печку. У нас были только туристические коврики и спальники. Готовили сублимированную еду. Нам предоставили сублиматов на 30 дней на все основные приемы пищи. Для получения воды топили куски льда горелками. В день уходил один баллон газа.

– Были ли какие-то развлечения?

И: Шутковали много. Смех – показатель психологического здоровья. Если я шучу, значит, все хорошо. Если нет – значит, что-то пошло не так.

П: На самом деле, шли вместе, но каждый с самим собой. В основном мы шли на расстоянии 10, 200 метров, а то и до километра. Встречались на перекусах, обеде, в палатке.

Своим экстремальным путешествием Иван и Павел привлекли внимание к детскому хоспису и сумели собрать для него пожертвования
Своим экстремальным путешествием Иван и Павел привлекли внимание к детскому хоспису и сумели собрать для него пожертвования

В походе очень много технической работы. Ты не отдыхаешь от слова совсем. Только тогда, когда лег в спальник и закрыл глаза на несколько часов. Мы ложились где-то в 22:30-23:30, а вставали всегда в 5:40. Когда у нас сломались горелки, мы их чинили до двух ночи. Свободного времени не было. Или ты идешь, или ставишь лагерь, или ремонтируешься, или готовишь, или спишь. И так полтора месяца.

Связи не было. В конце только появилась, на юге Байкала. 

– Сколько в итоге вышло километров по треку? 

П: Примерно 1561 километр за 45 дней. 

– Что чувствуете по завершении похода?

И: Изменения сильные. Пока сложно еще вместить масштаб проекта. Он придет позже. Я обычно по завершению визуализирую – постоял, помолчал, вспомнил кусочками поход. 

П: Никакой радости. Чувство покоя, умиротворения. Чувство благодарности, что Байкал-батюшка пропустил нас. Мы ничего такого не совершили и уж тем более не покорили его. 

– Сразу после экспедиции вы отправились в порт Байкал, на КБЖД. Почему? Неужели Байкал не надоел за столько дней?

П: Байкал не надоел. КБЖД – это моя мечта. Когда шел по льду, видел проходящие электрички, очень хотелось проехаться. Организовали день отдыха, пообщались с проводниками, машинистами. Увидели Порт Байкал, открытую воду. Приятное чувство осталось.

То самое чувство, когда обошел Байкал пешком
То самое чувство, когда обошел Байкал пешком

– Возникли какие-то идеи для будущих экспедиций?

П: Голова чистая, пустая. Нужно отработать эту экспедицию – у нас остались фото и видеоматериалы, плюс свои какие-то мысли. Хотелось бы поделиться этим опытом с людьми. Сейчас важно на этом сконцентрироваться. А идеи придут. 

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
Обойти Байкал за 45 дней: землетрясения, солнечные ожоги и страх черного льда

Монологи трех людей, которые бросили все и уехали жить на остров Ольхон. Зачем они покупают воду? Как справляются без электричества? Верят ли в духов Ольхона и о чем мечтают? Рассказывают московский топ-менеджер, архитектор на удаленке и бывший глава поселка Хужир.

Обойти Байкал за 45 дней: землетрясения, солнечные ожоги и страх черного льда

«Первый Байкальский» побывал в гостях у ИНК – на самой грандиозной стройке Восточной Сибири, на самом известном месторождении и в настоящем вахтовом городке. Вот 13 вещей, которые нас поразили.

Обойти Байкал за 45 дней: землетрясения, солнечные ожоги и страх черного льда

Десятого июня Влад Повеликин и Екатерина Банышева приехали из Нижнего Новгорода в Листвянку, взвалили на плечи тяжелые рюкзаки и отправились вокруг Байкала по часовой стрелке. Через 97 дней они вернулись в точку старта, пройдя 2000 км пешком. Что их заставило плакать, как договаривались с медведями и сколько денег потратили в пути?

Обойти Байкал за 45 дней: землетрясения, солнечные ожоги и страх черного льда

Рассказываем, как одеться, о чем позаботиться и что взять собой в лес или поход. А еще прилагаем подробную инструкцию на случай, если вы все-таки потерялись в лесу. Сохраняйте!

Обойти Байкал за 45 дней: землетрясения, солнечные ожоги и страх черного льда