Экологический кризис на Байкале: кто виноват и что делать?
© Фото: Первый Байкальский

Экологический кризис на Байкале: кто виноват и что делать?

Уже четыре года ученые ведут глубокий мониторинг Байкала. Полученные результаты неутешительны: в крупнейшем пресноводной резервуаре планеты зафиксированы повышенные концентрации вредных или даже токсичных веществ. Это уже сказалось на состоянии байкальской губки – главного фильтра озера.

озеро под присмотром ученых

Четыре года назад группа ученых (экологов, гидробиологов, молекулярных генетиков, геофизиков и токсикологов) из 10 научных институтов России  запустила комплексные исследования экологического статуса Байкала. Ежегодно они проводят два месяца на Байкале и отбирают пробы воды в разных точках озера. Первые результаты исследований получают на месте, в мобильной полевой лаборатории (она специально разработана и изготовлена выпускниками МГУ). Основную часть исследований осуществляют позже, в лабораториях Москвы, Санкт-Петербурга, Красноярска, Новосибирска и Иркутска. Об этом подробно пишет в своем обзоре «РИА Новости».

На что в первую очередь обращают внимание ученые? Они измеряют содержание токсинов, биогенных элементов и микропластика в воде, а также изучают состояние байкальских эндемиков и водорослей. Возглавляет научную группу известный ученый Михаил Колобов, сотрудник кафедры общей экологии и гидробиологии биологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, кандидат биологических наук.

Уже четыре года экологи, гидробиологи, генетики и токсикологи очень тщательно изучают воду Байкала: в разных точках и на разных глубинах. Фото: En+ Group
Уже четыре года экологи, гидробиологи, генетики и токсикологи очень тщательно изучают воду Байкала: в разных точках и на разных глубинах. Фото: En+ Group
Михаил Колобов: «Непростая экологическая ситуация уже привела к заметной деградации популяции эндемичной байкальской губки». Фото: En+ Group
Михаил Колобов: «Непростая экологическая ситуация уже привела к заметной деградации популяции эндемичной байкальской губки». Фото: En+ Group
Первые результаты исследований ученые получают на месте, в мобильной полевой лаборатории. Фото: En+ Group
Первые результаты исследований ученые получают на месте, в мобильной полевой лаборатории. Фото: En+ Group

«Наша экспедиция особенна не только тем, что мы проводим почти единовременный отбор проб рядом с большинством прибрежных населенных пунктов и картируем распределение загрязняющих веществ. Также мы исследуем воду из связанных с озером рек и грунтовые воды под населенными пунктами <...>. У нас активно работает группа молекулярных генетиков. Коллеги с помощью специальных бактериальных биосенсоров могут уловить токсические эффекты, вызванные малыми концентрациями органических и неорганических токсинов на клеточном уровне. Это позволяет понять, насколько отдельные водные обитатели страдают от загрязняющих веществ», – объясняет Михаил Колобов. 

Такой широкий мониторинг требует не только кропотливой работы, но и серьезной поддержки. Финансирует исследования на протяжении всех лет компания En+ Group Олега Дерипаски. Основатель компании и стал идеологом байкальских экспедиций.

Пластик и стоки – основные враги Байкала

Главный вывод многолетнего мониторинга вызывает тревогу: в самом глубоком озере планеты замечены повышенные концентрации вредных или даже токсичных органических и неорганических веществ. Это является результатом целого клубка нерешенных вопросов. 

Проблема номер один – недостаток, а то и полное отсутствие современных очистных сооружений. Сегодня в непосредственной близости к озеру проживает более 200 тысяч человек, в туристический сезон это количество увеличивается в несколько раз, приводит цифры «РИА Новости». А если прибавить людей, которые живут на берегах рек, впадающих в Байкал, число возрастает до нескольких миллионов. Зачастую это жители деревень и поселков, которые до сих пор пользуются деревенскими туалетами. То есть стоки попадают в грунт без какой-либо очистки. А затем просачиваются в озеро и провоцирует бурное развитие и гниение различных водорослей. 

Вот так, например, выглядит популярное место отдыха на Байкале – бухта Шараншура. Сейчас там обустраивают цивилизованный кемпинг с местами под палатки, мусорными площадками, туалетами
Вот так, например, выглядит популярное место отдыха на Байкале – бухта Шараншура. Сейчас там обустраивают цивилизованный кемпинг с местами под палатки, мусорными площадками, туалетами

Проблема номер два – пластик. Еще в 2017 году во время экспедиции было установлено, что на один квадратный километр озера содержится от 19 до 75 тысяч частиц микропластика. Это высокая степень загрязнения, поскольку максимальный показатель подбирается к верхней границе диапазона, описанного для Мирового океана. За последние пять лет средняя концентрация микропластика в водах Байкала выросла еще в полтора раза. Найденные частицы – это полиэтилен, полипропилен и полистирол, то есть, скорее всего, являются остатками пластиковой упаковки.

Кроме того, в водах Байкала в большом количестве находят и пластиковые волокна, которые остаются в результате стирки одежды из синтетических тканей.

«Грязная вода после стирки в конечном итоге поступает в Байкал. Учитывая практическое отсутствие очистных сооружений, часто поступает в неочищенном виде, – продолжает Михаил Колобов. – Одежда сейчас содержит большую долю синтетических волокон. Синтетическая нить вплетается даже в натуральную ткань, чтобы та не теряла форму».

Михаил Колобов: «Когда мы суммировали длину найденных в байкальской воде микроволокон, получился километр нитей на квадратный километр площади озера».

Изменение экосистемы озера уже отразилось на эндемиках Байкала. Одним из них является байкальская губка Lubomirskia baikalensis, которая выполняет важнейшую функцию – пропускает через себя воду и фильтрует ее. 

«Вот уже десять лет отмечается болезнь, которая поражает эти организмы по всему Байкалу. Губки начинают гнить, разрушаться и гибнуть, что приводит к значительной деградации популяции этого вида. Вместе с губками погибают и другие животные, которые живут в тесной ассоциации с ней и используют ее как свой дом. Это различные ракообразные и моллюски. В этом плане картина сходна с коралловыми рифами в океанах – при гибели кораллов исчезает и большое количество рифовых рыб, ракообразных и других животных. В конечном итоге страдает вся экосистема», – поясняет Михаил Колобов.

Болеют и исчезают байкальские губки, в первую очередь, в популярных туристических местах – возле поселка Листвянка и озера Ольхон. 

Что делать? 

Чтобы остановить «отравление» Байкала и его обитателей, придется запастись терпением и работать точечно с каждой проблемой, считают ученые. Например, для борьбы с пластиком необходимо обустраивать кемпинги и рекреационные зоны (минимизируя последствия дикого туризм), обязательно создавать там контейнерные площадки для сбора мусора (и его сортировки), ограничить использование одноразовой посуды, пакетов, пищевой упаковки в прибрежной зоне. Кстати, эту инициативу уже продвигает Ассоциация «Байкал без пластика», созданная в мае 2022 года. 

В «Байкал без пластика» вошли крупные представители бизнеса, научного и экологического сообщества: компания En+ Group, сеть супермаркетов «Слата», РТ-НЭО Иркутск (региональный оператор по обращению с отходами), Сбербанк, туристическая компания «Гранд Байкал», Иркутский государственный университет, Центр развития Байкальского региона, Байкальский заповедник, дирекция «Заповедное Прибайкалье», а также благотворительный фонд «Подари планете жизнь». Каждый вносит свой вклад: экологи внедряют раздельный сбор отходов, заповедники создают условия для безвредного туризма, компания En+ более 10 лет проводит волонтерский проект «360» по уборке мусора с берегов Байкала. За это время волонтеры убрали более 4,5 тысяч тонн мусора – а значит, не дали проникнуть ему в воды озера.

«Хочу отметить, что я против категоричного запрета пластика без предоставления местным жителям полноценной альтернативы – например, биоразлагаемых материалов, разрушающихся в окружающей среде. И это целое поле для деятельности творческих научных коллективов»,  считает Колобов.

В вопросе с бытовыми стоками работать придется точечно, считают эксперты. Например, обеспечить население Байкала септиками. 

«Мы брали пробы грунтовой воды в большинстве населенных пунктов на берегах Байкала и вдоль течения рек Селенга и Чикой. Во многих случаях они в большой степени смешаны с канализационными стоками. Это чудовищно, такую воду пить нельзя. А люди пьют. Может быть, и стоит на время уйти от больших проектов и решать точечные задачи, по которым результаты будут видны сразу», – подытожил Михаил Колобов.

Полный материал читайте на сайте «РИА Новости»

 

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
Экологический кризис на Байкале: кто виноват и что делать?

В Байкальске прошел второй полуфинал проекта-перезагрузки «Экософия». Его участники – это люди с экологическим мышлением со всей страны, которые придумывают интересные проекты и пытаются изменить культуру потребления. Мы выбрали четыре идеи, победившие в разных номинациях, и поговорили с их авторами. Спойлер: среди них есть иркутяне! 

Экологический кризис на Байкале: кто виноват и что делать?

В России собираются принять закон, запрещающий продавать вблизи Байкала бытовую химию с фосфатами. Именно она убивает экосистему озера. Но какие у нее есть альтернативы? Мы узнали, чем можно заменить привычные моющие и косметические средства и по каким маркировкам их распознать

Экологический кризис на Байкале: кто виноват и что делать?

Новый год – радость для людей и катастрофа для планеты. В праздничной суете люди совершают множество бесполезных и эмоциональных покупок, не задумываясь о последствиях для природы. Как не потерять голову при выборе подарков, почему живая ель лучше искусственной и могут ли елочные украшения быть экологичными – рассказываем коротко.

Экологический кризис на Байкале: кто виноват и что делать?

Протяженность обустроенных экотроп вокруг Байкала за лето увеличилась на 12 км. Волонтеры ББТ расчищали и строили маршруты, устанавливали пикниковые зоны и начали создание первой экотропы в черте Иркутска. На воплощение этих проектов компания Эн+ выделила 5 млн рублей. Подробности в нашей инфографике.