«Дойдя до финиша, я впервые заплакал»
© Фото: Первый Байкальский

«Дойдя до финиша, я впервые заплакал»

Ровно 20 дней понадобилось сербскому путешественнику Ивану Младеновичу, чтобы пересечь Байкал по льду

 

«МНЕ СКАЗАЛИ, ЧТО Я СОШЕЛ С УМА»

Первого марта серб Иван Младенович отправился из Култука в свою соло-экспедицию по льду Байкала. 20 марта он финишировал в Нижнеангарске, о чем радостно сообщил на своей страничке в Facebook. «Первый Байкальский» уже писал о приключениях, которые выпали Младеновичу в первой части пути: ветер сбивал его с ног, ночью с материка доносился вой волков, а сигнал сети предательски пропадал. За все 20 дней искатель приключений вышел на связь всего лишь трижды. Третьего и десятого марта он выложил публикации в соцсетях, а 18 марта передал через родных, что все идет по плану.

«Дойдя до финиша, я впервые заплакал»

«Бывало, что 4-5 дней я никого не встречал по пути. Километры не считал, просто шел и шел. Самый длинный перерыв, который я делал во время прогулки, длился несколько минут, а потом я начинал мерзнуть и заставлял себя идти дальше. До половины [пути] был сигнал и интернет, а после стал слабеть. Когда я понял, что соцсети не работают, я связался с семьей по смс из роуминга. И их слова дали мне силы идти дальше».

Лед Байкала оказался не таким уж безлюдным. Периодически сербу встречались путники, но это были не экстремалы, а обычные туристы.

«Тепло одетые, оснащенные камерами и телефонами, они были удивлены, увидев меня. А несколько человек даже сказали мне, что я сошел с ума».

«НИЧЕГО СТРАШНОГО, ВСЕГО ПАРА ОБМОРОЖЕНИЙ»

Самой большой проблемой для Ивана стало не отсутствие связи и даже не холод (температуа опускалась до -22 градусов), а суровый байкальский ветер, который не давал расслабиться ни на минуту.

Ежедневный вечерний ритуал путешественника: распаковать сани, поставить на ветру палатку, зажечь горелку, растопить лед, разогреть замороженную еду, забраться в спальник
Ежедневный вечерний ритуал путешественника: распаковать сани, поставить на ветру палатку, зажечь горелку, растопить лед, разогреть замороженную еду, забраться в спальник
«В толстых перчатках нельзя делать все, что я перечислил выше, приходится их снимать. Больше всего пострадали пальцы, но ничего страшного, всего пара обморожений».
«В толстых перчатках нельзя делать все, что я перечислил выше, приходится их снимать. Больше всего пострадали пальцы, но ничего страшного, всего пара обморожений».
В Нижнеангарске на радостях Младенович даже подумал: «А не вернуться ли тем же путем в Култук?» Но потом остановил себя и взял билеты на поезд до Иркутска
В Нижнеангарске на радостях Младенович даже подумал: «А не вернуться ли тем же путем в Култук?» Но потом остановил себя и взял билеты на поезд до Иркутска

«Когда начался ветер, стало несравненно холоднее, с чем я столкнулся впервые в жизни. И в таких условиях в конце дня нужно распаковать сани, расстелить палатку. Скажу лишь, что пару раз я вбивал клинья в лед и расстилал палатку лежа (потому что по-другому ветер не позволял). Потом нужно зажечь газовую горелку, растопить лед, приготовить замороженную еду... А после того, как забрался в спальник и уснул, наутро нужно все это упаковать. И так двадцать дней подряд».

Собираясь в экстремальное путешествие, Младенович постарался предусмотреть все. Он хорошо утеплился, собрал провизию и необходимое снаряжение, уложил все это в специальные сани, чтобы не тащить 25-килограммовую ношу на себе.

«Я думаю, что в части подготовки я почти все продумал. Но в толстых перчатках нельзя делать все, что я перечислил выше, приходится их снимать. Больше всего пострадали пальцы, но ничего страшного, всего пара обморожений».

«Я НИ РАЗУ НЕ ПОДУМАЛ СДАТЬСЯ»

Сам Младенович справедливо замечает, что он далеко не первый иностранец, совершивший подобную «прогулку» по Байкалу. А вот среди сербов (Иван родом из города Шид) – скорее всего, единственный.

«Дойдя до финиша, я впервые заплакал»

«Инспектор, которого я встретил в национальном парке и который провел там более 35 лет, после первоначального удивления сообщил мне, что, насколько ему известно, я первый человек из Сербии, который сделал подобное. И, честно говоря, я очень счастлив и горжусь этим. Ранее, во время подготовки к путешествию, я сталкивался с опытом в основном канадцев, американцев, жителей скандинавских стран. Наиболее близким нам был чех, который ходил по Байкалу».

Кстати, идея такой экспедиции пришла Ивану в голову еще в 2018 году. Тогда он ехал из Сербии в Пекин на велосипеде и по пути заглянул на Байкал: «Тогда я задумался, каково было бы пройтись по ледяной глади Байкала».

Выносливости и опыта Младеновичу не занимать (на его счету уже несколько серьезных экспедиций). И тем не менее, серб признался, что прогулка по Байкалу стала для него серьезным испытанием:

«Это было совсем не легко. Эта борьба не только с природой и ее причудами, но и с самим собой, это расширение границ выносливости. Все это толкало меня вперед, и я ни разу не подумал сдаться. Дойдя до финиша, я впервые заплакал. Не от мук и боли, а от радости и смешанных чувств. Я сделал это!»

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
«Дойдя до финиша, я впервые заплакал»

Мировая премьера коллекции Даши Намдакова «Ясновидение» состоялась в Иркутске 12 июня. Мастер лично представил 16 деревянных скульптур-масок из сухой сосны. Почему премьеру коллекции перенесли из Венеции в Иркутск, как вышло, что автор не видел свои работы больше двух лет, и ради какого проекта Даши Намдаков продал дом в Англии?

«Дойдя до финиша, я впервые заплакал»

Поговорили с документальным фотографом, автором нашумевшей выставки «Глубокая вода». В рамках проекта Антон Климов снимал Байкал, его жителей и гостей на протяжении девяти лет. Мы узнали, какие места удивили его больше всего и почему Байкал похож на его тестя.

«Дойдя до финиша, я впервые заплакал»

Как архитектурный музей «Тальцы» связан с геологией? Кто из иркутских ученых подтвердил существование сверхматерика на Земле? Как геологи помогают прокладывать новые ветки метро? Спросили у выпускников геологического факультета ИГУ.

«Дойдя до финиша, я впервые заплакал»

Камчадалка Алиса Воронова и сибиряк Георгий Шевчук стали первыми, кто пересек Байкал с юга на север на собачьей упряжке. За 13 дней команда из двух каюров и 14 собак преодолели 700 км на нарте по льду и снегу. Зачем собакам тапки и попоны, как команда осталась ночевать под открытым небом и что такое голосовое управление упряжки?

«Дойдя до финиша, я впервые заплакал»