«Я умолял Байкал успокоиться»: как иркутянин Антон Гаер пересек озеро на сапборде
© Иллюстрация: Первый Байкальский
29 августа 2023 #экстрим #Люди Озера

«Я умолял Байкал успокоиться»: как иркутянин Антон Гаер пересек озеро на сапборде

17 дней, 682 километра, один сапборд и миллион впечатлений – так выглядит в цифрах экспедиция Антона Гаера. Он пересек Байкал с юга на север месяц назад. «Первый Байкальский» узнал, как друзья закапывали для него еду, зачем нужно кресло на сапборде и когда состоится открытая тревел-встреча.

Марина Беклемишева Марина Беклемишева

В июле 2023 года путешественник и основатель туристического клуба «Катон» Антон Гаер в одиночку пересек Байкал от юга до севера на сапборде – надувной доске для гребли. Никто до него не совершал подобного. Спустя месяц после отважного путешествия рекордсмен рассказал «Первому Байкальскому», зачем совершил экспедицию, сколько километров проходил за день и почему встреча с медведем – не самое страшное в путешествии по озеру.  

«Раньше я строил заборы и шил лежанки для кошек»

Антон Гаер вышел 11 июля на сапборде из Култука, самой южной точки Байкала, и взял курс на север
Антон Гаер вышел 11 июля на сапборде из Култука, самой южной точки Байкала, и взял курс на север

– Антон, когда вы поняли, что не можете жить без путешествий?
 
– Это было давно, 2008 год. Просто друзья позвали в поход. Я тогда особо ничего не понимал, куда-то на скальники зимой ходили. В 2009 весной позвали уже на Мунку-Сардык. Конечно, я не поднялся в первый раз: пошел с девушкой, у нас была одна кошка (накладки на обувь для передвижения по льду. – Прим.ред.) на четыре ноги, а еще мы забыли варежки. 

Потом пошли на Шумак. Мне тогда дали старый неудобный рюкзак без пояса. Я думал, эти тонкие лямки отрежут мне плечи (смеется). Но это был переломный момент. Когда я попал в горы, то понял, что это мое пространство. Мне как-то сразу стало комфортно и все понятно.

Я тогда много чем занимался и походы были на втором плане – просто хобби. Постепенно начал сам собирать друзей, организовывал походы, и увлечение переросло в работу. В 2014 году я основал свой турклуб «Катон» (производное от имен Антона и Кати, его супруги. – Прим.ред.)

– А чем занимались до этого?
 
– Я учился в политехе на машиностроительном факультете. По специальности так и не работал, с четвертого курса трудился на стройках. Делали все: от заборов до фасадов многоэтажных домов. Потом строили водопроводы. 

А вечерами я шил лежанки для кошек и собак, которые потом продавали в зоомагазинах.

При этом много путешествовал по миру, особенно по городам Европы и Азии.

– Как вы решили пересечь Байкал на сапе?

– Два года назад мы проводили фестиваль «Катон-фест», где собрали туристов и  просто активных людей. Тогда я впервые встал на сап, и моментально пришла мысль пересечь Байкал. Год я с ней жил, на следующий озвучил ее друзьям. Друзья у меня такие же «улетевшие», они сказали: «Да, конечно, пересекай!»

«Я умолял Байкал успокоиться»: как иркутянин Антон Гаер пересек озеро на сапборде

В течение следующего года я планировал маршрут, определял точки, где буду останавливаться на ночлег, куда мне будут подвозить продукты. Как только я рассказал о своем намерении, отовсюду начала поступать помощь: компания-производитель сапбордов прислала мне два сапа (один запасной). Магазин снаряжения в Иркутске предоставил необходимую амуницию. Мне даже отправили сублимированную сушеную еду, которая оказалась очень вкусной и питательной. 

– Вам подвозили продукты по пути следования? 

– Да, мне нужно было взять как можно меньше веса. Поэтому первые девять дней экспедиции до Малого Моря мне привозили еду: в Листвянку, Большое Голоустное, Бугульдейку. В Тажеранах была последняя точка [куда доставили еду], дальше транспортной доступности нет, там я загрузился уже до конца пути. 

Моя подруга Аня Медведева вместе с друзьями закопала продукты в указанном месте и выложила маленькими камушками «Антон».

А рядом построили пирамидки из камней. Это был сюрприз к моему дню рождения, который я праздновал на следующий день (в экспедиции Антон отметил свое 35-летие. – Прим.ред.).

Аня вообще взяла под контроль всю мою экспедицию. Причем такой контроль, что я был спокоен и знал, что мне точно привезут все необходимое.

На кресле через Байкал

– Расскажите, на каком сапборде вы совершили путешествие? Он выглядит больше обычных. 

Для удобства Антон установил на сап кресло, а поклажу расположил с двух сторон в гермомешках
Для удобства Антон установил на сап кресло, а поклажу расположил с двух сторон в гермомешках
Вечером путешественник причаливал к берегу, искал место под палатку и отдыхал до утра
Вечером путешественник причаливал к берегу, искал место под палатку и отдыхал до утра
Стела в Северобайкальске, в самой северной точке Байкала. Сюда Гаер добрался за 17 дней
Стела в Северобайкальске, в самой северной точке Байкала. Сюда Гаер добрался за 17 дней

– Да, он шире и длиннее. Грузоподъемность – 200 килограммов. По факту он двухместный. Я был один, но у меня была сумка впереди и сумка сзади.

– Вы его как-то дополнительно оборудовали?

– У меня было кресло. Когда Байкал был идеально гладкий, я мог грести стоя. Но когда волны и ветер – плыть можно только сидя. И без спинки делать это было бы невозможно. Поэтому я взял специальное кресло, которое вставляется в крепления сапа. Просто вщелкиваешь и растягиваешь. Но все равно «пятая точка» затекала, приходилось иногда пересаживаться на колени или в позу лотоса. Плыть ведь с рассвета до заката: я практически каждый день стартовал в 4 утра и заканчивал где-то в 19-20 часов.

Еще я протянул веревки, чтобы закрепить тапочки, бутылку воды. Расположил все так, чтобы все необходимое было на расстоянии вытянутой руки. Потому что когда начинается волна, сесть или встать уже практически невозможно.

У тебя есть 2-3 минуты, пока поток ветра тебя не достиг. Нужно выхватить из-под сумки спасжилет, быстренько надеть и грести быстрее.

– В экспедиции вы все время были в гидрокостюме? 

– Нет, только когда ветер или плохая погода. 

– А как спасались от солнца?

– Я сгорел в первый же день. Когда стартанул, была идеальная погода, гладкий Байкал, я разделся до трусов… На второй день мне привезли алоэ, на пятый я начал облазить. Дальше уже плыл в рубашке с длинным рукавом. Начиная с пятого дня был почти все время в гидрокостюме. 

– Как уберегали от воды вещи, технику и еду? 

– Все было в гермомешках. Впереди был гермомешок не очень плотный, с кармашком. И вот через этот карман вода все-таки немного попадала. Поэтому впереди я складывал то, что воды не боится: сушеная еда в зип-пакетах, фрукты, овощи. А второй мешок уже побольше, он для сплава. В нем была палатка, спальник, сухие вещи, техника. Все это крепилось на резиночки на сапе. 

«Я умолял Байкал успокоиться»: как иркутянин Антон Гаер пересек озеро на сапборде

– Какое расстояние проходили за день? 

– От 35 километров и больше. Как-то за день прошел 81 километр. Это было после Бугульдейки. Там испортилась погода, дул встречный ветер, поднялась такая волна, что я просто греб на месте. В общем, в час дня сошел на берег, пришлось ждать до утра. И у меня появилось чувство вины, что я сижу и ничего не делаю. Поэтому стартанул на рассвете и проплыл с мыса Голого до Малого Моря. Получилось больше 80 километров.

– Тренировались перед экспедицией, чтобы столько грести каждый день?

– Я всю жизнь в спорте: футбол, волейбол, бег, скалолазание, постоянные походы. Поэтому подготовка была. А вот руки отваливались, да. На третий день мышцы уже привыкли, но от весел появились сильные мозоли на руках.

«Взойти на пик Ленина опаснее, чем пересечь Байкал»

– Когда столько времени находишься наедине с Байкалом, о чем думается, какие приходят озарения?

– О чем-то думать сложно, была задача – выжить. Особенно на волнах. Волна на Байкале очень жесткая, плотная такая. Был момент на севере озера, после мыса Котельниковского, когда начался ветер в спину, поднялась волна, и в какой-то момент вдруг подул встречный ветер. И вот я вижу, что волны идут навстречу друг другу. Мозг сломался: «Как такое возможно – волны в обе стороны?

Иногда было прям тяжело. Я разговаривал с Байкалом, просил его успокоиться, даже умолял. Конечно, бурханил.

Если говорить о мыслях, то я постоянно скучал по семье. А еще в экспедиции родились новые маршруты для путешествий. Северный Байкал очень красивый! Я нашел человека, который будет нам там помогать. Так что теперь мы будем ходить на исток Лены, там потрясающие озера. А на лодках в конце мая можно возить фототуры: снимать медведей с воды. 

– На каком расстоянии от берега вы плыли?

– Если смотреть по карте, видно, как я виляю. От мыса к мысу можно было сократить расстояние и идти напрямую, не заплывая в бухты, что я и делал, когда был штиль (это 2-6 км от берега).

«Я умолял Байкал успокоиться»: как иркутянин Антон Гаер пересек озеро на сапбордеМне помогал Алексей, наш гид, который лучше всех ориентируется в погоде. В какой-то день он позвонил и сказал, что нужно плыть у самого берега. Я так и сделал, плыл буквально в двух метрах от берега целый день: от мыса Рытого до мыса Анютка. А потом вижу, что навстречу лодка идет. Мужчины подошли ко мне и говорят: «Там медведь, аккуратно». Я смотрю: и правда, мишка небольшой стоит на берегу. Пришлось уйти дальше [от берега], бороться с сильным ветром. Когда вечером я доплыл до метеостанции, мне рассказали, что это местный медведь, который постоянно там ходит. Но все равно было страшновато. 

Вообще на Байкале много медведей, но до июля. Поэтому я выбрал для экспедиции середину лета. Когда в горах начинается ягода и шишка, мишки с берегов уходят. 

За все время я встретил двух медведей. Второй был рядом с метеостанцией Солнечной на мысе Покойники. Хотел там заночевать, но ко мне выскочил медвежонок. Меня увидел, испугался, убежал. Но я все же решил поплыть дальше (смеется). 

– Сколько километров вы преодолели за 17 дней?

– 682,2 км.

– Регистрировали свой маршрут в МЧС?

– Нет, я знал, что [в случае чего] мои гиды начнут меня искать быстрее. У меня с собой была спутниковая связь. В какой-то момент она забарахлила, и я прямо чувствовал, как все друзья начинают переживать и волноваться. Проплыл 60 километров в тот день, чтобы связь появилась, отзвонился. Аня [Медведева] уже начала звонить по кордонам, узнавать, где какие корабли идут, чтобы у них спросить. 

– Как вас отпустила семья? Не пытались остановить? 

– Они знают, что это бесполезно. Катя [супруга] понимала, что выходит замуж за гида, за очень активного человека, который постоянно в походах. Взойти на пик Ленина, например, опаснее, чем пересечь Байкал. Я знаю свои силы, в нужные моменты останавливаюсь, лишний раз не рискую. 

«Это не путешествие – это установление рекорда»

– Что пошло не по плану? 

– Когда я плыл по Малому Морю, у меня сломался проводок, который заряжал от солнечной батареи портативный аккумулятор и телефон со спутниковой связью. Я вспомнил, что недалеко в Заме как раз отдыхают родители моего друга Вадима. В полдень я подплываю к этому месту, а они меня ждут со вчерашнего дня: поставили на удочку «флаг» – красную футболку. Встретили, говорят: «Проводочка такого у нас нет, зато есть борщ!» В общем, напоили, накормили, в баню сводили, в палатку спать уложили. У меня было ощущение, что они меня приняли в сыновья (смеется)

В общем счете иркутянин проплыл 682 километра по Байкалу и запечатлел немало потрясающих пейзажей
В общем счете иркутянин проплыл 682 километра по Байкалу и запечатлел немало потрясающих пейзажей
Грот в районе мыса Арал
Грот в районе мыса Арал
Домик в районе мыса Большой Черемшанный
Домик в районе мыса Большой Черемшанный
Мыс Слон, между Большим Голоустным и бухтой Песчаной
Мыс Слон, между Большим Голоустным и бухтой Песчаной
Байкал в районе Кругобайкальской железной дороги
Байкал в районе Кругобайкальской железной дороги
Деревья на мысе Заворотный
Деревья на мысе Заворотный
Природа на мысе Мужинай
Природа на мысе Мужинай
Домик в районе села Онгурены
Домик в районе села Онгурены

– Эта экспедиция не отбила охоту плавать на сапборде? 

– Нет. Понятно, что я устанавливал рекорд, поэтому плыл каждый день. Ко мне подходили корабли, люди узнавали меня, говорили, что видели по телевизору, было приятно.

Спрашивали: «Как путешествие?» Но это сложно назвать путешествием. Это экспедиция, установление рекорда.

– Ваш рекорд уже где-то зафиксирован?

– Я пытаюсь сейчас зафиксировать в Книге рекордов России. Должно получиться.

– Обрушилась ли на вас волна популярности? 

– Не скажу, что прямо волна, но многие писали, видели по телевизору, меня снимали местные телеканалы, а после финиша показали и по федеральным. Звонили с радио, брали интервью. Многие, кто встречал меня в экспедиции, кричали с берега: «Мы тебя видели!» Было приятно. 

– У вас еще не появились последователи, которые хотят повторить этот маршрут?

– Пока нет. Но сразу предупреждаю, такой маршрут повторить будет очень тяжело. 

Чтобы рассказать об экспедиции и ответить на все вопросы, я устраиваю открытую тревел-встречу 5 сентября в 18:30 в магазине снаряжения Discovery (Иркутск, ул. Старокузьмихинской, 66). 

– Что должен знать человек, который хочет проплыть на сапборде хотя бы 50 км по Байкалу?

– Нужно хорошо знать Байкал. Течения и ветра, как предугадывать погоду, где можно выходить на берег. В обычной жизни расстояние 10 километров – это немного, но то же самое расстояние на сапе по Байкалу может занять 3-4 часа. 

«Я умолял Байкал успокоиться»: как иркутянин Антон Гаер пересек озеро на сапборде

– Байкал – мистическое и энергетически сильное место. Вы чувствовали это в экспедиции?

– Да я всегда это чувствую. Раньше к вере в духов относился скептично, но потом начали происходить странные вещи в походах, после которых невозможно не верить. 

Например, на Шумаке есть столбы Хуухэйн-Хада, это священное место. В какой-то момент меня начало клонить там в сон. Буряты говорят, в таком случае нужно лечь поспать: это духи хотят с тобой поговорить. Я приходил, ложился и проваливался в сон. И сразу во сне предстает ситуация, где ты стоишь перед выбором. Как только делаешь выбор, просыпаешься. 

В священные места я прихожу сказать спасибо. Редко что-то прошу, но однажды просил сына – теперь у меня есть сын. 

Однажды водил туристическую группу из 10 девчонок на Шумак — у восьми уже появились дети. Я здесь ни при чем (смеется), это все священное место.

– Есть ли в планах еще отважные путешествия в одиночку? 

– Одному мне проще что-то такое сделать, потому что я ни от кого не завишу. Я не знаю другого такого человека, кто готов двигаться в таком ритме, в таком режиме, как я. Иногда вместо того, чтобы поесть, я решал потерпеть и идти дальше. В какой-то день я хотел проплыть еще километр, а в итоге проплыл десять. И эти 10 км на следующий день мне очень помогли, потому что шторм начался раньше, чем ожидалось, и я успел проскочить опасный мыс.

Конечно, хочется совершить еще что-то подобное, много мыслей и идей. На следующий год мы уже планируем поход вокруг Хубсугула на сапах, сейчас набираем группу. Никакой рекорд устанавливать не будем. Хубсугул не такой большой и не такой опасный, как Байкал.

Топ-5 мест на Байкале от Антона Гаера:
1) Тажеранская степь – она очень недооцененная в туристическом мире, там много красивых локаций. 
2) Север Байкала (озеро Фролиха, бухта Аяя). 
3) Остров Ольхон, безусловно.
4) Бухта Песчаная. У нас есть поход из Бугульдейки в бухту Песчаную, этот участок Большой Байкальской тропы для меня – самый красивый пешеходный маршрут на Байкале.
5) Район истока реки Лены, мыс Покойники.

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
«Я умолял Байкал успокоиться»: как иркутянин Антон Гаер пересек озеро на сапборде

Вы когда-нибудь задумывались, как люди путешествуют с лошадью? Не на лошади, а именно с лошадью. Недавно иркутские спортсмены Порошины вернулись со всероссийских соревнований в Москве. Мы выяснили, как они добирались до столицы в крепкие морозы с жеребцами в прицепе, сколько наград привезли и какую роль во всей этой истории сыграл спасенный Эн+ ипподром «Байкал».

«Я умолял Байкал успокоиться»: как иркутянин Антон Гаер пересек озеро на сапборде

Можно ли приготовить вкусный и полезный десерт буквально из одного ингредиента? Оказывается, можно! Специально для «Первого Байкальского» шеф-повар кафе «Волна» раскрыл рецепт печеной сибирской груши, приготовление которой займет всего 30 минут.

«Я умолял Байкал успокоиться»: как иркутянин Антон Гаер пересек озеро на сапборде

Монологи трех людей, которые бросили все и уехали жить на остров Ольхон. Зачем они покупают воду? Как справляются без электричества? Верят ли в духов Ольхона и о чем мечтают? Рассказывают московский топ-менеджер, архитектор на удаленке и бывший глава поселка Хужир.

«Я умолял Байкал успокоиться»: как иркутянин Антон Гаер пересек озеро на сапборде

«Первый Байкальский» побывал в гостях у ИНК – на самой грандиозной стройке Восточной Сибири, на самом известном месторождении и в настоящем вахтовом городке. Вот 13 вещей, которые нас поразили.

«Я умолял Байкал успокоиться»: как иркутянин Антон Гаер пересек озеро на сапборде