Пересечь Байкал на собачьей упряжке: 13 дней, 14 собак, 700 км
© Фото: Первый Байкальский

Пересечь Байкал на собачьей упряжке: 13 дней, 14 собак, 700 км

Камчадалка Алиса Воронова и сибиряк Георгий Шевчук стали первыми, кто пересек Байкал с юга на север на собачьей упряжке. За 13 дней команда из двух каюров и 14 собак преодолели 700 км на нарте по льду и снегу. Зачем собакам тапки и попоны, как команда осталась ночевать под открытым небом и что такое голосовое управление упряжки?

Анастасия Сапижева Анастасия Сапижева

Алиса Воронова (@eisman_lis) и Георгий Шевчук (@shevchukgeorgii) познакомились в интернете полтора года назад благодаря увлечению ездовым спортом. У девушки в тот момент был собственный питомник ездовых собак на Камчатке и 10-летний опыт в гонках, а у молодого человека – питомник ездовых аляскинских хаски на Байкале и многократное звание победителя линейной гонки «Baikal Race».  

Алиса Воронова и Георгий Шевчук. Фото из архива героев
Алиса Воронова и Георгий Шевчук. Фото из архива героев
На момент их знакомства у Алисы был 10-летний опыт в гонках и свой питомник на Камчатке
На момент их знакомства у Алисы был 10-летний опыт в гонках и свой питомник на Камчатке
А у Егора — питомник хаски на Байкале и несколько побед в линейной гонке «Baikal Race»
А у Егора — питомник хаски на Байкале и несколько побед в линейной гонке «Baikal Race»
В переходе через Байкал участвовало 14 выносливых собак. Фото из архива героев
В переходе через Байкал участвовало 14 выносливых собак. Фото из архива героев

Для Егора Шевчука все началось с любви к походам, куда он всегда брал с собой собак. Чуть позже Егор устроился в питомник К-9 каюром (это человек, управляющий упряжкой ездовых собак либо оленей), а потом вдохновился и решил завести собственных собак. Сначала у него появились щенки сибирских хаски, затем он привез первых метисов из Карелии, открыл собственный питомник и начал участвовать в соревнованиях. 

Алиса росла на Камчатке и в 14 лет впервые попала там в питомник ездовых собак, где содержалось более 120 собак и табун оленей. В 18 лет она уже принимала участие в самой большой этапной гонке в мире «Беренгия». 

В той гонке юный каюр Алиса Воронова прошла 2100 км на 16 собаках.

Алиса и Егор познакомились вживую в прошлом году, когда девушка приезжала на гонку «Baikal Race» волонтером.

– Это большая редкость найти человека, который может тебя полностью понять и поддержать. У нас жизнь особенная, наполненная разными специфическими нюансами: выносливость в сложных погодных условиях, тяжелый физический труд, жизнь вне комфорта и цивилизации. И не каждый человек может это выдержать, не каждый на это согласится. Я больше романтик и путешественник, а Егор – спортсмен с четкими целями. Так мы друг друга дополняем, – рассказывает Алиса Воронова. 

Весной пара решила совершить экстремальное путешествие – пересечь Байкал на собачьих упряжках с юга на север. 24 марта 2024 года команда из двух каюров и 14 собак стартовала из Култука, а 4 апреля они достигли самой северной точки Байкала в поселке Нижнеангарск. 

Упряжка с голосовым управлением

– Объясните, как каюр управляет собаками?

А.: У собачьей упряжки голосовое управление. Я видела огромное количество гонщиков, но ни разу не встречала настолько идеального послушания, как у Егора. Его команды интернациональные, короткие, звучные:
право – «джи»,
лево – «хо»,
стоп – «стоп» или «оооуу».

Можно придумать свои команды, лишь бы было удобно.

– Расскажите про собак: сколько их в упряжке и кто вожак?

А.: С нами в команде было 14 собак (двенадцать собак с Байкала и две – с Камчатки). Лидер упряжки Найдэн, самый опытный пес, ему 8 лет. У него пять детей, все они были с нами. С ним рядом бежал как раз его сын, молодой и перспективный Рокки. Также в упряжке были Кетано, Гафт, Эверест, Элай, Милки, Дора, Рабл, Зума, Чейз, Скай, Стик, Жрец. 

Фотография1
Фотография2
Фотография3
Фотография4
Вожак упряжки – это всегда человек.

Егора все собаки слушают беспрекословно, для них он вожак. А я мамка, помощница, которая погладит, почешет.

Направляющую собаку упряжки называют лидер. Это всегда особенная собака: самая умная и талантливая. На лидере большая нагрузка и ответственность – он задает темп, принимает самостоятельные решения. Лидер быстрее нас видит, как обойти трещины, торосы, выбирает оптимальный путь. И мы ему доверяем. И наоборот, собаки доверяют нам. У собак-лидеров и хозяев очень глубокий взаимный контакт.

– А какой породы ваши собаки?

А.: Это ездовые метисы, так называемые аляскинские хаски. Это не официальная порода, они могут выглядеть по-разному. Каждый питомник выводит собак под конкретные цели.

Наши собаки супервыносливые, подготовленные, могут тащить груз, пробежать по 100 км в день, отдохнуть и еще снова столько же пробежать. Это специальная порода, которая готова к таким нагрузкам, у них большой потенциал.

– Как вы задумали экспедицию через Байкал?

А.: У нас были разговоры в шутку, что может когда-нибудь мы пройдем вместе вокруг Байкала. Сперва мы готовились к гонке на Камчатке, но потом решили в этом году не участвовать. А так как в мае мы планируем переезжать на Камчатку с собаками, то решили до отъезда осуществить эту идею. 

Егор: Мы поняли, что пройти вокруг Байкала не успеем по времени – это бы заняло около месяца. Решили идти вдоль западного побережья с заходом на остров Ольхон. 

– Почему выбрали конец марта для старта?

Е.: В этом году мало снега и много открытого льда. Если бы мы вышли раньше, лед был бы слишком скользкий. А в конце марта лед начинает разрушаться, покрывается белыми паутинками, и по нему уже гораздо легче бежать. На севере, конечно, лед был скольким, но основную часть пути мы прошли спокойно.

Фотография1
Фотография2
Фотография3
Фотография4

Каждый день у ребят уходил куль мясного фарша и крупы на кашу для собак. Им даже пришлось сделать заблаговременную заброску корма на две локации по маршруту. Фото из архива героев

– Какое снаряжение понадобилось для экспедиции?

Е.: Мы шли на двух нартах, скрепленных друг с другом. У нас не было ни единой лишней вещи, все влезло в рюкзак объемом 60 литров. Да и то, там было больше собачьих вещей. Из объемного – палатка, спальники, коврики. Заранее мы сделали заброску мешков с едой для собак в две точки – в поселки Бугульдейка и Хужир. С Ольхона мы уже шли полностью загруженные кормом.

А.: Для собак нужны шлейки, тапки, попоны. Очень важно подобрать грамотные шлейки, чтобы не стиралась шерсть. Тапки нужны от иголок льда, от снега. Надевали их на задние лапки, чтобы не было скользко. Попоны от холода от ветра мы используем почти постоянно. На ночь тоже надеваем, чтобы теплее было спать, чтобы мышцы отогревались и собаки быстрее восстанавливались.

Бумажная карта, трещины и ночевка в гамаке

– Как построили маршрут и выбирали локации для ночевок?

Е.: Остановки мы выбирали по простой бумажной карте, которая у нас висит на стене. Отмеряли отрезки от 60 до 80 км. Заранее присмотрели, где рядом на карте есть отметки зимовий, домиков охотников, стоянок под палатку. Карта свежая – ей можно доверять. 

Причем бумажная карта оказалась удобнее, чем электронная. Связи не было примерно половину пути.

Карта с точками, этапы от 50 до 100 километров
Карта с точками, этапы от 50 до 100 километров

А.:  Мы никуда не торопились, у нас была цель пройти в свое удовольствие. И главное – пройти путь со всеми собаками. Ведь когда идешь гонку, то можно снять собаку и отправить ее домой, а здесь так нельзя. Чтобы собаки не уставали, мы шли очень бережно, медленно, с отдыхом. У собак было время восстановиться. Мы вставали рано утром, пока не было жары, и старались до обеда дойти до следующего пункта. А потом еще полдня давали отдохнуть собакам. А сами гуляли, лежали, читали книжки. Наслаждались красотой вокруг. 

– Как добывали воду и готовили еду?

Е.: Мы взяли с собой бур для добычи воды. И специальные приспособления (купер и фастбойл), чтобы быстро готовить еду себе и собакам. Для стаи мы заранее подготовили все порции, расфасовали по дням. На каждый день – куль с мясными фаршами плюс немного крупы. Заливаешь кипятком, получается каша. 

– Повезло ли с погодой?

А.: В Бугульдейке был сильный ураган, песчаная буря. Казалось, что дом сейчас улетит. Нам повезло, что в эту ночь мы не остались в палатке. 

Е.: Была у нас и одна экстремальная холодная ночевка в палатке в -22 градуса в Харанцах. Вот тогда мы подзамерзли, конечно.

А.: Затем мы немного ошиблись с километражем и ночью оказались возле кордона Байкало-Ленского заповедника. Постучались в дом, но нас не пустили с собаками. Хорошо, что есть опыт в туризме и знание Байкала. Мы завернули за мыс, нашли небольшой пятачок для стоянки. Просто разожгли огонь и, даже не ставя палатку, переночевали под открытым небом. Я легла в гамак, Егор пристроился рядом с собаками прямо на камнях на коврике. Ночь была не слишком холодная. 

Фотография1
Фотография2
Фотография3
Фотография4

За всю экспедицию команда провела две ночевки в палатке, одну – под открытым небом и восемь – в домиках и на туристических базах. Фото из архива героев

На следующий день в прогнозе была пурга, и с утра мы проснулись немного присыпанные снегом.

Непогоду мы уже пережидали в домике, до которого было 12 км. Там мы и «перепурговали».

– Какие остановки запомнились больше всего? 

А.: На мысе Котельниковский мы остановились в зимухе. Внутри нашли записи всех путешественников, кто там ночевал. Любопытно было почитать. Там же мы посетили горячие источники. Я почувствовала себя, как дома на Камчатке: этот запах сероводорода, пар от земли, проталины, земля сухая и теплая. 

И конечно же, запомнилась метеостанция Солнечная. Еще когда мы изучали карту дома, я почувствовала, что место хорошее, что мне туда надо.

Участников экспедиции очень радушно встретили на метеостанции «Солнечная». Фото из архива героев
Участников экспедиции очень радушно встретили на метеостанции «Солнечная». Фото из архива героев
Здесь живут Наталья и Сергей Шабуровы, бывшие сотрудники Байкало-Ленского заповедника, ученые, метеорологи. Фото из архива героев
Здесь живут Наталья и Сергей Шабуровы, бывшие сотрудники Байкало-Ленского заповедника, ученые, метеорологи. Фото из архива героев
Трещина в проливе Малое Море, через которую команду пришлось прыгать. Фото из архива героев
Трещина в проливе Малое Море, через которую команду пришлось прыгать. Фото из архива героев

Мы никого заранее не предупреждали, просто приехали и постучали в дверь. К нам вышли Наталья и Сергей – очень добрые и открытые, гостеприимные люди (Наталья и Сергей Шабуровы живут на берегу Байкала уже 30 лет, раньше работали в Байкало-Ленском заповеднике, сейчас – на метеостанции «Солнечная». – Прим. ред.). Сразу нас пустили, сказали: «Живите, сколько хотите. Собак можете всех забрать к себе». Угощали, болтали, фотоальбомы показывали. У них так много удивительных историй про животных, людей, горы, нерп и Байкал! Очень красивое место, из окна было видно Большой Ушканий остров. 

– Встречались ли вам трещины на пути?

Е.: В этом году лед достаточно толстый, около 1 метра 10 сантиметров. Опасность больше представляли проталины и трещины. 

А.:  Возле Ольхона большая разница глубин, течений, температур, и это все отражается на льду. Переход через пролив Ольхонские ворота оказался самым экстремальным.

С Малого Моря мы зашли в пролив, а там трещина огромная – и мы в нее прыгаем! Собачки даже лапки промочили.

А дальше огромные «ванны» и линзы (участки с водой, где лед прогнулся и ушел в толщу воды. – Прим. авт.), проталины, купол ледяной. Лед неровный, разломы, торосы. Егор пошел вперед, проверял безопасный путь. Мы с собаками шли за ним. Собаки себя вели правильно, спокойно и преданно поступали, не совершали лишних телодвижений. Впечатлили своим умом и воспитанностью. 

Е.: Еще одну большую «ванну», где стоит вода, мы проходили между скалой Шаманкой и деревней Харанцы в темноте с фонарем. Сил потратили на эти пять км, как на обычные сто.

– Что оказалось сложнее: снег или лед?

 А.:  После Ольхона мы думали, что станет легче. Но там нас ждал голый синий скользкий лед. И нас по этому льду постоянно мотало, нарту заносило. И собакам было тяжело бежать. Мы переживали, что если и дальше так будет, то собаки могут получить травмы. 

Бег по льду – большая нагрузка для лап. Поэтому мы очень переживали и мечтали о снеге.

Е.: Через пару дней мы получили снег. Сугробы весеннего мокрого снега. Подлетали на торосах и приземлялись в снежные лужи. Было сложно: нарты влипали в снег, мы постоянно работали сами совместно с собаками, толкали нарты. Сильно устали. Последние 150 км шли по снегу.

«Мы прошли проверку Байкалом»  

– Как вам север Байкала?

А.: На севере было немного не по себе, потому что там очень много волков. А мы слышали истории, как волки задирают собак. И видели волчий след. К счастью, весь северный путь мы могли забирать собак в домик на ночь. Они у нас спокойные, домашние: зашли, к печке легли и тут же уснули. 

– Какие ощущения были в конце путешествия, на финише?

Е.: От Северобайкальска у нас был план быстро пройти 35 км до северной точки через остров Ярки в поселок Нижнеангарск, где установлена стела. Решили не брать всех собак, сделали маленькую упряжку с одной нартой. Но проще не стало. В итоге эти 25-30 км мы шли четыре часа – то, что обычно можно было бы пройти за 1,5 часа.

А.: Когда достигли точки, то пытались осознать, что мы сделали. Правда, говорить уже не было сил. Просто сидели, смотрели на стелу в тишине и улыбались.

Фотография1
Фотография2
Фотография3
Фотография4

Финишировала команда возле стелы в Нижнеангарске, в самой северной точке Байкала. Таким образом они проделали 700 км за 13 дней. Фото из архива героев. 

– А как собаки себя чувствовали?

А.: Они очень бодро прошли экспедицию, большие молодцы!

– Как вы возвращались в Иркутск?

А.: С Иркутска к нам приехали водители с кунгом для собак. В каждой ячейке для собаки очень много места. Они ее любят и сами запрыгивают. Там сено внутри, сухо и тепло, как в будке.

– Как вы сейчас себя ощущаете?

А.: Отдохнули от суеты, отключились от мира. Прекрасное завершение сезона. Мы посмотрели весь Байкал, все его проявления. Видели зеленую тайгу, желтые степи, огромные снежные горы, шли по глубокому мокрому снегу, по голубому синему льду, прыгали через трещины. Было и страшно, и волнительно. Мы все пережили. Мы знакомились с разными людьми, знакомились с их жизнью, слушали невероятные истории.

Каждый поход – это закалка духа, познание себя, проверка отношений. Мы прошли проверку Байкалом.

Выводы: мы хорошая команда, классно сработали. И собаки хорошо подготовлены, воспитаны – это просто бальзам на душу, ведь это плод наших трудов.

Е.: Любое путешествие – это получение эмоций, впечатлений. Было и тяжело, и радостно, и легко, и сложно.

Алиса и Егор планируют переехать на Камчатку, развивать свой питомник, создать линейную гонку и открыть школу ездового спорта для детей. Фото из архива героев
Алиса и Егор планируют переехать на Камчатку, развивать свой питомник, создать линейную гонку и открыть школу ездового спорта для детей. Фото из архива героев

– Какие теперь планы?

Е.: В мае мы переезжаем на Камчатку. Там большое раздолье, куда можно взять собак: Северные Курилы, мыс Лопатка, Чукотка, вулканы. Не будем ограничиваться Камчаткой, думаем еще об Алтае.

А.: Камчатка – совсем другой мир. В окно выглянул – там океан, горы, вулканы, закаты, рассветы. Красота кругом. Живешь на природе. Нам обоим очень близка эта концепция жизни. Здесь, конечно, тоже очень красиво, Байкал – такая отдушина, видно горизонты. Так непривычно, что здесь лес очень высокий. А я люблю видеть горизонты. Поэтому Байкал со степями и большими ледяными полями мне был больше по душе.

Камчатский край – самый развитый край с точки зрения ездового собаководства. Там очень много гонок и соревнований. Будем развивать там свой питомник. Мы мечтаем в будущем, когда встанем на ноги, создать и свою линейную гонку. Будет здорово, если получится. Хочется сделать что-то уникальное.

Думаем о школе ездового спорта для детей. Всегда так очень здорово зажигать в ком-то интерес к спорту, вдохновлять, возрождать и поддерживать традиции. Надеемся, все получится.

 


 

Еще больше удивительных историй, редких фактов и лайфхаков для путешествий по Байкалу – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь! 

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
Пересечь Байкал на собачьей упряжке: 13 дней, 14 собак, 700 км

Как архитектурный музей «Тальцы» связан с геологией? Кто из иркутских ученых подтвердил существование сверхматерика на Земле? Как геологи помогают прокладывать новые ветки метро? Спросили у выпускников геологического факультета ИГУ.

Пересечь Байкал на собачьей упряжке: 13 дней, 14 собак, 700 км

Как химия связана с криминалистикой? Может ли химик руководить школой или вузом? Кто из выпускников химфака ИГУ создал самый узнаваемый бренд байкальских украшений? Рассказываем восемь вдохновляющих историй.

Пересечь Байкал на собачьей упряжке: 13 дней, 14 собак, 700 км

Они открывают новые растения Юрского периода, борются с коронавирусом, имплантируют сенсоры эндемикам Байкала и даже ликвидируют последствия экологических катастроф – хотя все учились на одном факультете. Мы нашли 10 выпускников ИГУ с самыми необычными профессиями.

Пересечь Байкал на собачьей упряжке: 13 дней, 14 собак, 700 км

Кто ловит сигналы из космоса на Байкальском нейтринном телескопе? Как в Иркутске изобретают «флешки» для других галактик? Чем занимаются физики в астрономии, медицине, программировании и авиации? Спросили у выпускников физического факультета ИГУ.

Пересечь Байкал на собачьей упряжке: 13 дней, 14 собак, 700 км