Село Тарбагатай: три века традиций на Байкале

Село Тарбагатай: три века традиций на Байкале

© Фото: Flickr, Anthony Knuppel
Одним из самых интересных сел, расположенных близ Байкала, без сомнения, является Тарбагатай. Здесь уже третий век живут и сохраняют свои традиции сосланные в Сибирь старообрядцы...
Анастасия Яровая

Вокруг Байкала живет много разного народа. Прежде всего, это, конечно, русские и буряты — коренные жители этих мест. Постепенно все, так или иначе, свыкаются с таким национальным разнообразием: буряты начинают чтить православного Николу Угодника, русские — уважительно навязывают на ветки деревьев ритуальные ленточки. Получается толерантность в действии и полноценный диалог культур.

Но и на Байкале есть те, кто столетиями сохраняет свою самобытность практически в первозданном виде. Если вы не чужды самодеятельной этнографии, тогда вам прямая дорога в уникальное село Тарбагатай, где живут семейские.

Тарбагатай — село в Бурятии, в 65 км к юго-западу от Улан-Удэ. Стоит на берегу притока Селенги — реки Куйтунка, а называется так по имени сурка-тарбагана, которых тут видимо-невидимо. Основано это поселение более трехсот лет назад. В конце 17 века плыл по Селенге в Даурию протопоп Аввакум. В том числе — и мимо слободы Паргабентей, которая впоследствии и стала селом Тарбагатай…

Село отличается от деревни тем, что в нем есть церковь. В 1744 году в слободе возвели православный храм, Зосимо-Савватеевскую церковь. А в 1765 году сюда стали прибывать первые старообрядцы, так называемые семейские. Откуда такое название? Его переселенные старообрядцы получили от местных жителей, потому что приходили они в Сибирь большими семьями, в отличие от одиноких каторжников.

Первые старообрядцы

История старообрядчества — отдельная страница длинной и непростой российской истории. Когда в Речи Посполитой произошел раскол, первые 40 тысяч человек были переселены из Ветки (сегодня это город на территории нынешней Белоруссии) в Восточную Сибирь и Забайкалье. Их переселение впоследствии получило название первого выгона.

Первые старообрядцы прибыли в Иркутск в декабре 1756 г. Об этом свидетельствует Иркутская летопись: «Сего 1756 года пришли в Иркутск польские старообрядцы для поселения их за Байкалом. Их сопровождал подполковник Иванов». В Иркутске они не задержались и уже в январе 1757 года были отправлены в Забайкалье, где их расселили по берегам Чикоя — притока Селенги.

Спустя тридцать лет, в 1765 году, случился второй выгон: 824 человека прибыли в Забайкалье, где их расселили недалеко от Верхнеудинска в селах Тарбагатай, Куйтун, Куналей, Десятниково и Бурнашево. Основная старообрядческая община обосновалась в Тарбагатае. А еще через тридцать лет произошел и третий выгон. К этому времени Тарбагатай уже был настоящим семейским селом со своими традициями и даже старообрядческой часовней.

Первые сведения о поселившихся в Забайкалье семейских сообщил в печати ученый академик П. С. Паллас, который в 1772 году объезжал Забайкалье с целью изучения естественных условий этого края. Побывал он и в тех местностях, где расселились старообрядцы. По его данным, в Тарбагатае к 1772 году было около сорока дворов и одна православная церковь. Из сорока дворов десять принадлежали старообрядцам.

Сохранилось интереснейшее и подробное описание семейского села, которое сделал в 1824 году инженер А.И. Мартос. Его описание — настоящий маршрутный лист для любителей этнографии, которые спустя 200 лет готовы повторить забайкальское путешествие в поисках этнографической экзотики.

Фото

«…Скоро показалось и селение, раскинутое в пространной долине, с двумя церквами. Несмотря на чувствительную стужу, люди стояли кружком у ворот; женщины, одетые в настоящем русском национальном платье, в повойниках, унизанных жемчугом, с покрытыми фатами; мужчины — в нарядных зимних кафтанах, в шапках набекрень... 

 

Я спешил войти в дом; чистые сени привели меня в опрятную комнату. Мне это с первого взгляда очень понравилось.

«Чей это дом?» — спрашиваю женщину, которая пришла поздравить меня с приездом. «Крестьянина, сударь!» — отвечает мне. Мебель красного дерева, со вкусом выработанная, полы покрытые коврами, большие зеркала в нарядных рамах, в третьей комнате часы с музыкою заставили меня забыть ответ и снова повторить прежний спрос.

«Хозяин наш — крестьянин Верхнеудинского округа, — отвечает женщина, —и теперь его нет дома: он уехал в город, но сего дни ждем его».

Во время моих начальных расспросов выходит и хозяйка, приветствует меня с Новым годом, говорит, что она рада в день сей иметь гостя, и повторяет, что ее муж непременно скоро возвратится. Во время наших разговоров девушка, прекрасная собою, приносит мне чай: он был очень хорош; скоро приглашают обедать. Четыре блюда хорошо приготовленные, чистый прибор, чистая скатерть и салфетки, очень хорошо вычищенные серебреные ложки, придали мне и лучший аппетит.

Скоро смерклось — подали свечи. Хозяйка ко мне приходит и говорит: что как верно мне у них в Тарбагатае скучно, то для сокращения времени, не угодно ли мне прочесть журналы? Я снова удивился, увидя перед собою, в доме крестьянина, за 6500 верст от столицы, петербургские политические и литературные периодические издания…»

Неплохо для крестьянского дома в забайкальском селе недалеко от сурового озера-моря, не так ли? Не самое обычное, прямо скажем, село. И не самый обычный для села жизненный клад.

Вот как описывает А. И. Мартос само село:

«Селение Тарбагатай раскинуто верстах на двух; прямая улица составляет красу его. Здесь домов 110 и жителей 700... Село лежит при речках Тарбагатае и Куйтун, в коих ловятся омули, язи, сиги, налимы, щуки, хайрузы, ленки и таймени, а в Селенге, где обыватели имеют свои рыбные промыслы, осетры, только здесь невелики, сказывают мне, не больше трех пудов, а ниже к истокам реки у моря попадаются осетры и в пять пудов весом!

Пуд мяса здесь продается за два рубля; хлебопашество в высочайшей степени совершенства: многие оратаи засевают хлеба по сто десятин!.. Сверх того здешние жители, отважные и прилежнейшие охотники, бьют сохатых (лось), зубрей, диких коз, медведей, волков, лисиц и зайцев.

Крестьяне довольно зажиточные в домашнем обиходе, держат по сотне рогатого скота, от трех до пяти сот овец, по сотне лошадей, коими обрабатывают землю, — это относится к довольно зажиточным людям, но в сравнении их, есть еще и богаче… Настоящее поколение, родившееся за Байкалом, довольно своим настоящим…»

Село Тарбагатай было хорошо известно в России. Вплоть до того, что Н.А. Некрасов написал о нем поэму «Дедушка». Не многие сибирские села удостаивались подобной участи.

Обычаи семейских

С 1849 года в Тарбагатае начали устраивать ярмарку. Обычно она проводилась в первой половине января. И основными товарами здесь были мануфактура, бакалея, чугун и железо.

В 1877 году в Тарбагатае родился Амвросий Федотов, который впоследствии стал епископом Афанасием. Старообрядческий епископ Иркутско-Амурский и всего Дальнего Востока Афанасий причислен в 2003 году к лику святых.

К началу 20 века в селе было две православные церкви и три старообрядческих молельни, церковно-приходская школа и тюрьма, водяная и паровая мельницы, целых шесть кузниц, 539 дворов (из них 465 старообрядческих) и 3391 житель. (К слову, спустя сто лет население Тарбагатая увеличилось примерно на тысячу человек и составляло, по данным переписи населения в 2010 году, около 4300 жителей.)

Во время гражданской войны Тарбагатай выступал на стороне красных. Известное историческое событие — бой за Омулевую сопку, который продолжался более пяти часов: атаки белых были отбиты, потому что на помощь партизанам пришли жители села.

Советская власть привнесла в Тарбагатай свой уклад, однако даже она не смогла разрушить старообрядческой самобытности. Семейские были и остались немного сами по себе. Это проявлялось во всем — от одежды, где главной отличительной чертой были украшения из бисера, до жилища — у изб делалось высокое крыльцо, богато украшались ворота и ставни. Принято было крупными стилизованными цветами расписывать стены, потолок и перегородки в доме.

Семейские строго соблюдали посты: по старообрядческой версии, в году 244 постных дня. При этом кухня славится разнообразием способов приготовления мяса. Чай у семейских пить не принято — вместо него просто кипяченая вода или отвары трав. Алкоголь и табак — под полным запретом. До сих пор в тарбагатайских домах можно увидеть на видном месте закупоренную бутылку водки — символ того, что хозяин не пьет.

Из других запретов — нельзя есть вместе с иноверцами. Нельзя вступать в брак с представителями другой веры и национальности. Семьи — исключительно патриархальные. Принято было жить всем поколениям одной семьи в одной усадьбе, состоящей из нескольких домов. Главное — чтобы все вместе.

Семейские славятся своей песенной культурой. По сей день сохранились традиционные свадебные песни, духовные стихи, плачи (голошения).

В каждом забайкальском старообрядческом селе существуют народные хоры и фольклорные коллективы. Например, Тарбагатайский семейский этнографический ансамбль «Судьбинушка», который был создан в 1990 году, стал лауреатом Премии имени Пятницкого и обладателем звания «Живые сокровища», присуждённого ЮНЕСКО в 2001 году.

Также в Тарбагатае создан Музей старообрядческой культуры, где можно подробно познакомиться с уникальной историей села.  

Если вы окажетесь на восточном берегу Байкала, в Бурятии — обязательно посетите Тарбагатай. Туда вас приведет федеральная трасса «Байкал» (Р-258). Или же можно приехать по региональной дороге, которая идет из Улан-Удэ в Окино-Ключи. В старообрядческой усадьбе на территории села можно купить литературу о семейских, самобытные сувениры и рукоделье семейских мастериц. Также знатоки утверждают: местный самогон, который семейские делают на кедровых орехах, — лучший в Забайкалье и по качеству не уступает виски.

Байкальские старообрядцы — совершенно уникальная субкультура, сохранившаяся здесь в первозданном виде на протяжении веков. Они — те немногие, кто сумел прижиться на суровой байкальской земле, не растеряв своей самобытности.

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
pic

Одним из самых страшных преданий, которое жители Байкала передают из уста в уста, можно считать историю о жутком кровожадном чудовище, обитающем на дне озера. Буряты называют его Лусуд-хан — «Хозяин Водный Дракон» и боятся до сих пор.

pic

Сагаалган — один из наиболее традиционных, любимых, долгожданных бурятских праздников, связанных с началом Нового года по старинному лунному календарю.

pic

Местные говорят, что сагудай — блюдо творческое. Мы говорим так: не пробовал сагудай — считай, что не был на Байкале. Рассказываем, как приготовить это совершенно особенное блюдо, чтобы душою (и телом) вернуться на любимый Байкал.

pic

За 800 лет, прошедшие после смерти великого Чингисхана, никто так и не смог найти его могилу. Однако есть легенда, что похоронен великий вождь именно на Байкале.