«Здесь книги считают не томами, а тоннами»: как живет единственный в стране книжный приют 
© Фото: Евгений Михайлов

«Здесь книги считают не томами, а тоннами»: как живет единственный в стране книжный приют 

Семь лет назад в Иркутске появился беспрецедентный проект. Евгений Гинтов решил спасать книги от гибели на свалке и перерабатывающем заводе. Чтобы купить участок для книжного приюта, его семье пришлось продать квартиру. Как устроено единственное в России книжное убежище, зачем нужен книгомобиль и где находится тайная комната с редкими экземплярами?

Марина Беклемишева Марина Беклемишева

В 2016 года возле старинного дома на улице Красноказачьей появилась деревянная стойка с надписью «Книжный приют». Сначала во двор заходили единицы. Сейчас за выходные здесь бывают сотни людей. Их объединяет одно: они ищут книги. Редкие, специализированные, художественные, научные, детские. И вероятность найти их на Красноказачьей гораздо выше, чем где-либо еще. Уютное пристанище для тысяч разных изданий создал в одиночку Евгений Гинтов. «Первый Байкальский» заглянул в гости к хозяину приюта, чтобы узнать историю и философию уникального проекта.

Библиотека выходного дня

Каждые выходные в одиннадцать часов утра Евгений Гинтов открывает ворота приюта для гостей. Первые посетители уже томятся в ожидании заветного часа и сразу проходят к полкам. 

Семь лет назад на этом месте не было ничего. Благодаря Евгению Гинтову здесь выросла огромная библиотека под открытым небом. © Фоторепортаж: Евгений Михайлов
Семь лет назад на этом месте не было ничего. Благодаря Евгению Гинтову здесь выросла огромная библиотека под открытым небом. © Фоторепортаж: Евгений Михайлов

Приютом Женя назвал свое детище неслучайно. От всех этих изданий люди отказались по разным причинам. Кто-то переехал в другой город и не смог взять библиотеку с собой. Кому-то литературное наследство досталось от бабушек и дедушек. 
 
– Я приехал из Братска, поступил в институт МВД, жил в казарме, потом снимал комнату на Площади декабристов (неподалеку от будущего книжного приюта. – Прим.ред). В 2011 этот участок и половину старого дома 1917 года постройки мне помог купить отец, – показывает Женя маленький, почти развалившийся особнячок. 

«Мне очень грустно об этом говорить, но чтобы купить этот участок, мы продали квартиру, в которой я вырос. Приходится чем-то жертвовать, чтобы что-то создать». 

Рассказ Евгения то и дело прерывают гости. Женщина в элегантном пальто спрашивает, где найти книги по каллиграфии. Женя смело отправляет ее в четвертый коридор: «Там у нас лингвистика и все, что связано с правописанием и языкознанием».

В книжном приюте есть навигация, которая помогает ориентироваться по разделам
В книжном приюте есть навигация, которая помогает ориентироваться по разделам
За выходные приют посещают сотни людей
За выходные приют посещают сотни людей
Иногда на полках можно найти очень любопытные экземпляры
Иногда на полках можно найти очень любопытные экземпляры

Затем подходит мужчина в сером рабочем пуховике, его интересуют книги по металлообработке. «Они там, в начале», – говорит Женя и жмет руку постоянному посетителю, который тут же удаляется искать книги. Мужчина часто приходит за технической литературой.

Завсегдатаев в приюте много. Некоторые заглядывают еженедельно. Каждую субботу и воскресенье за книгами приходит около сотни человек, причем даже зимой. В январе, когда ударили 40-градусные морозы, приют работал в обычном режиме и принял 12 посетителей.

– После института я понял, что не хочу работать по специальности, искал себя. Мой образ жизни был не таким, о каком я мечтал, – возобновляет рассказ Евгений. – И чтобы вернуться к дисциплине, решил пойти в армию. Когда отслужил, зарабатывал как мог, одно время даже работал зубным техником в стоматологии: отливал коронки, моделировал зубы из воска. Но все это время мечтал открыть свое дело. 

В 2016 году Евгений решил заниматься вторсырьем – начал принимать макулатуру в том самом дворе на Красноказачьей. В то время на участке не было ничего, кроме высокого навеса. Его Женя доставил из Братска на попутках. 

– Среди макулатуры попадалось много книг. Сначала я их тоже отправлял на переработку. Честно скажу, внутри ничего не екало, – признается Женя. – А потом на глаза попалась «Большая советская энциклопедия», вся целиком! А я ведь на ней вырос. Я сел и «загрузился», начал листать, вспоминал темы школьных рефератов. Несколько часов рассматривал эти тома и тогда впервые задумался, что надо сохранять литературу.

«Я знал, что люди придут» 

Первый стеллаж Евгений сделал из пивных ящиков и попавшихся под руку досок. Ветер постоянно ронял неустойчивый шкаф, но хозяин книжного приюта поднимал его и каждый день укреплял конструкцию, добавляя на полки все новые и новые издания.

– Первыми о книгах узнавали люди, которые приезжали сдавать макулатуру. Изначально я отдавал их просто так, говорил: «Посмотрите книги, может, какие-то вам нужны?» Затем начал вывозить макулатуру из библиотек и школ. И через полгода книг накопилось столько, что они стали вытеснять вторсырье. В какой-то момент места для макулатуры уже не осталось, все заняли книги.

Сейчас в приюте 80 тысяч книг ждут нового хозяина. Для сравнения: фонд абонемента библиотеки им. Молчанова-Сибирского насчитывает 25 тысяч книг
Сейчас в приюте 80 тысяч книг ждут нового хозяина. Для сравнения: фонд абонемента библиотеки им. Молчанова-Сибирского насчитывает 25 тысяч книг

Женя стал покупать архивные металлические стеллажи для своей растущей библиотеки под навесом. А чтобы раздавать литературу желающим, молодой предприниматель создал группу во «ВКонтакте», назвал ее «Приют для книг», сам нарисовал логотип в виде раскрытого тома. Чуть позже за проектом закрепилось название «Книжный приют», и Евгений установил символическую цену: 50 рублей за любую книгу. Деньги тратил на покупку стройматериалов и стеллажей.

Даже сейчас, спустя семь лет после запуска проекта, любая из 80 тысяч книг по-прежнему стоит 50 рублей. 

– Развивать проект было тяжело. Друзья и знакомые говорили: «Да зачем тебе это надо, книги сейчас никому не нужны, это дело не выгорит». Но я уперся, и именно это сыграл решающую роль в истории приюта. Я знал, что люди придут.

Знакомая подсказала Евгению, как развивать страницу в соцсети, сделала пост, благодаря которому книжный приют попал на федеральный телеканал. После репортажа по центральному телевидению проект захлестнула волна внимания со стороны местных СМИ.

– Так разгорелось пламя, – улыбается Женя. – Помню, после публикации на популярном новостном портале у нас за один день забрали 181 книгу! На эти деньги я купил еще стеллажи. Так все и закрутилось.

Человек, который уничтожает документы, но спасает книги

Об уникальной «открытой библиотеке» в Сибири узнали даже за границей. К Евгению Гинтову приезжали съемочные группы из Японии и Австрии. После выхода их передач в книжный приют стали заглядывать иностранные путешественники, чаще всего те, кто странствует автостопом. 

– Однажды парень из Польши нашел у нас книгу, точь-в-точь как была у него в детстве, он был так счастлив! Увез ее с собой, – вспоминает Евгений.

Книжный приют находится по адресу: Иркутск, ул. Красноказачья, 23.
Режим работы: суббота и воскресенье с 11 до 16 часов зимой (с 1 октября по 31 марта) и с 11 до 17 часов летом (с 1 апреля по 30 сентября).

Сейчас книжный приют выглядит добротно и уютно, но так было не всегда
Сейчас книжный приют выглядит добротно и уютно, но так было не всегда
Первые годы книги хранились под таким навесом. Фото из архива героя
Первые годы книги хранились под таким навесом. Фото из архива героя
На средства, вырученные от продажи книг, и собственные деньги Евгений построил стеллажи. Фото из архива героя
На средства, вырученные от продажи книг, и собственные деньги Евгений построил стеллажи. Фото из архива героя
В 2021 году в книжном приюте появился второй ярус. Фото из архива героя
В 2021 году в книжном приюте появился второй ярус. Фото из архива героя

Если раньше Евгений получал удовольствие от сортировки книг, то сейчас – от стройки. На старте проекта территория представляла собой «болотце». Сегодня посетители ходят по ровному деревянному полу и рассматривают книги, расставленные на крепких полках. Но чтобы выстроить книжный дом, понадобились колоссальные усилия. 

– Я завез сюда 240 тонн песчано-гравийной смеси. Здесь строительных материалов уже миллиона на три, – подсчитывает Женя. – Фундамент, арматура, дерево – все это куплено на пожертвования и мою зарплату.

По будням Евгений трудится на основной работе: он занимается уничтожением секретных архивов (документов с истекшим сроком хранений). А в выходные – наоборот, сохранением книг. 

Мечта о «Книгомобиле»

Летом «книжный папа» (так в шутку иногда называет себя сам Евгений) отправляется в экспедиции. Развозит книги по сельским библиотекам, больницам и детским домам. 
 
– Это началось как-то само собой. У нас большой приток литературы: книг все равно покупают меньше, чем отдают. Поэтому я и решил развозить книги тем, кому они нужны. А чаще всего с большой охотой их принимают как раз в деревенских библиотеках и больницах.

На этом стареньком грузовичке 1993 года Женя развозит книги по Иркутской области
На этом стареньком грузовичке 1993 года Женя развозит книги по Иркутской области

Самая знаменитая экспедиция книжного приюта случилась в 2019 году, когда Евгений развозил книги по селам Тулунского и Нижнеудинского районов, пострадавшим от наводнения. Летом 2022 года книги из приюта отправились в пансионат для инвалидов в Бурятии.

– Этим летом я хочу поехать в экспедицию по деревням Алтая, там в больницах тоже ждут книги. Ну, и хочется увидеть одну из самых красивых в мире трасс, – говорит Женя, подразумевая Чуйский тракт. 

У всех этих путешествий есть лишь одно отягчающее обстоятельство – старый грузовичок, доставшийся Евгению от отца. Машина 1993 года выпуска все время выходит из строя, а запчасти на нее найти практически невозможно.

– Сколько бы я ни ремонтировал грузовик, он все время ломается. Но я до сих пор развожу на нем книги: с запененной дверью, без печки и кондиционера. 

Уже несколько лет Евгений собирает пожертвования на новую машину, записывая имя каждого дарителя. К моменту публикации статьи на «Книгомобиль» собрать удалось 930 тысяч рублей, еще около миллиона Женя накопил сам, откладывая с зарплаты. Вот только цены на автомобили резко выросли… За мечтой Евгений поедет в мае во Владивосток. 

Сбор на «Книгомобиль» все еще открыт. Он ведется на странице проекта во «ВКонтакте».  

– Самый большой разовый донат за все эти годы – 50 тысяч рублей, – продолжает Женя. – Человек пожелал остаться неизвестным, эти деньги тоже в копилке на машину.
 
В этот момент в приют заходит мужчина в черной шинели с большой металлической моделью автомобиля в руках и направляется прямо к Евгению. Это постоянный посетитель приюта Алексей Кухта из Нижнеудинского района, он приезжает в Иркутск раз в несколько месяцев и обязательно заходит в приют за детской литературой для сыновей. Но сегодня он приехал не за книгами, а привез подарок, сделанный своими руками. 
 
– Я знаю, что Женя мечтает о «Книгомобиле», решил подарить ему такой символ мечты, чтобы просто поддержать хорошее дело, которое не каждому под силу, – говорит Алексей Кухта. 

Постоянный гость книжного приюта Алексей Кухта своими руками сделал модель будущего «Книгомобиля» и подарил Евгению на удачу
Постоянный гость книжного приюта Алексей Кухта своими руками сделал модель будущего «Книгомобиля» и подарил Евгению на удачу

Книжная бессонница

– Если бы меня семь лет назад предупредили, как это сложно, с чем мне придется столкнуться и что преодолеть, я бы, скорее всего, не взялся за это дело, – признается основатель книжного приюта.

В приюте я заработал три протрузии, два солнечных удара, скинул 15 килограммов, у меня началась хроническая бессонница. Потому что первые пять лет при малейшей непогоде я ночью выбегал на улицу и начинал укрывать книги. 

По словам основателя, аналогов иркутскому книжному приюту нет не только в России, но и в мире. Энтузиасты из других городов обращаются к Жене за консультацией. 

– Знаю, что в Москве пытаются сделать что-то подобное, но в пределах квартиры. Когда обращаются за советом, я сразу всем говорю: «Будьте готовы к тому, что вам придется выбирать между семьей и проектом». Он забирает все время. Зачем юлить? За семь лет человек 15 консультировались у меня, начал лишь один, но и он в итоге бросил.

Бывало, Женя и сам хотел все бросить. Например, однажды кто-то анонимно сообщил о приюте в КУМИ (комитет по управлению муниципальным имуществом) Иркутска. Евгения обвинили в нецелевом использовании земли, предназначенной под индивидуальное жилое строительство. 

– Приходили специалисты, смотрели, измеряли, а потом выписали штраф на 6 000 рублей и постановили убрать книги с территории. Пришлось судиться. Мне тогда помог адвокат, наш постоянный посетитель. Процесс длился около года, и в итоге мы победили. Но именно тогда я подумал: а не бросить ли мне это все? 

Но не бросил. Потому что чувствовал ответственность перед людьми, которые приходят каждые выходные, и перед книгами, которые нельзя выбросить.

Евгений Гинтов и «тайная комната» 

Моменты отчаяния  Женя фиксировал в соцсетях, рассказывая подписчикам об исках от администрации, о дождях, безжалостно уничтожавших книги, о невозможности рассортировать и расставить такое количество изданий в одиночку.

– Первые три года я все делал сам, никого не подпускал: сортировал, строил, убирался, подметал, выносил снег. Не умел делегировать. А сейчас ключи от приюта есть у волонтеров. И мне стало значительно легче. Но вот строительство я по-прежнему не доверяю никому, это моя ответственность. 

Однажды на книжной ярмарке к Евгению подошла Зоя Васильевна Куклина. Иркутянка настолько прониклась идеей проекта, что в ближайшие же выходные пришла помогать. И делает это уже четыре года.

Зоя Васильевна — главный помощник Евгения. Она уже четыре года волонтерит в приюте и знает книжный лабиринт, как свои пять пальцев
Зоя Васильевна — главный помощник Евгения. Она уже четыре года волонтерит в приюте и знает книжный лабиринт, как свои пять пальцев

– Ей даже дети иногда говорят: «Мама, не ходи сегодня, там мороз!» А она все равно приходит, – восхищается Женя. – Зоя Васильевна – моя правая рука. Она принимает книги, сортирует их по жанрам, авторам, тематике, подсказывает людям, где они могут найти необходимую литературу, следит за порядком в приюте, а главное – когда я что-то строю, она полностью освобождает меня от другой работы.

– Мне здесь очень интересно! Это общение с хорошими людьми. Живу я недалеко, каждые выходные иду сюда. Я принимаю, разбираю книги, раскладываю по полкам, советую людям, что взять. Это для меня удовольствие! – набегу отвечает Зоя Васильевна и с горящими глазами мчится вглубь книжного коридора с очередной партией томов, заботливо отобранных для раздела «Зарубежная классика».

В приюте работают еще два волонтера. Михаил и Анатолий – тоже пенсионеры. Мужчинам достается тяжелая работа: они помогают сортировать и разносить литературу по стеллажам, поднимают книги на второй этаж, грузят макулатуру. Всего у книжного приюта девять постоянных помощников – людей разных профессий, которые всегда готовы прийти на подмогу.

– Когда звонят с просьбой забрать книги, я сначала прошу людей по максимуму пристроить библиотеку по друзьям, родным и знакомым, а уже остатки привозить нам. Но только партиями не больше 100 штук за раз, чтобы мы не захлебнулись в книгах и успели их рассортировать, – раскрывает правила приюта Евгений. – Для меня день прошел классно, если не привезли вообще ни одной книги!

Самые раритетные книги Евгений не продает — бережет для будущего музея
Самые раритетные книги Евгений не продает — бережет для будущего музея

Здесь книги считают не томами, а тоннами. Тоннами, перенесенными и отсортированными вручную. Так и говорят: «вчера вывезли полтонны книг», «по селам развезли две тонны». Но самые ценные экземпляры, конечно, измеряют единицами.

РЕДКИЕ, СТАРИННЫЕ, НЕОБЫЧНЫЕ ИЗДАНИЯ СОБИРАЮТ ОТДЕЛЬНО И НЕ ПРОДАЮТ – БЕРЕГУТ ДЛЯ ЕЩЕ ОДНОЙ МЕЧТЫ.

– У меня в квартире для них отдельная комната, накопилось уже 7 000 книг. Я оставляю себе издания по краеведению, люблю сибирских авторов, военную литературу и миниатюрные книги. Когда-нибудь построю здесь теплую читальню, в ней будет музей, – мечтательно говорит «книжный папа».

Его любимый писатель – Валентин Распутин. Евгений зачитывается произведениями земляка с тех пор, как в девятом классе выиграл конкурс «Ученик года» и получил в подарок «Уроки французского». 

В коллекции приюта есть немецкая иллюстрированная книга 1904 года «Как выращивать розы», церковное иркутское издание XVII века, трехтомник 1862 года «Как жить в гармонии с природой и лечиться без лекарств». 

– Лишь однажды пришлось продать на аукционе 100-летний молитвенник, потому что нам очень нужны были деньги на книжную экспедицию, чтобы заправить грузовик, – вздыхает Евгений. – Редчайший экспонат ушел за три тысячи рублей…

Книги «с приветом»

Хозяин приюта с гордостью показывает стеллажи, на которых аккуратно расставлены по темам юридическая литература, книги о бизнесе, биологии, медицине. Несколько полок занимают биографии писателей. Недавно отдельное место получил раздел «Сибирь»: местные авторы, краеведческие издания, книги о декабристах. 

– Больше всего места занимают детективы и фантастика. Но самые популярные полки в последнее время – по психологии, философии, педагогике и эзотерике, – говорит Евгений. – А вот эти пять коридоров занимают полные собрания сочинений. Мы их собираем из разных партий, долго ищем. И у нас даже есть табличка «Собрания сочинений забирать полностью». Это одно из главных условий книжного приюта. 

Разлучать собрания сочинений здесь строго запрещено
Разлучать собрания сочинений здесь строго запрещено
Индонезийские рупии, забытые между страниц
Индонезийские рупии, забытые между страниц
Любая книга по-прежнему стоит 50 рублей — как и в 2016 году, на старте проекта
Любая книга по-прежнему стоит 50 рублей — как и в 2016 году, на старте проекта
На полках можно найти что угодно: от детских сказок до эзотерики
На полках можно найти что угодно: от детских сказок до эзотерики

Чего только ни находили в старых книгах: рубли и индонезийские рупии, гербарий, марки, обертки от советских сладостей, иконы, рамки для фотографий и даже духи.

– А такое вы когда-нибудь видели? – показывает Зоя Васильевна обычную на первый взгляд книгу в черном переплете. 

Несколько секунд все смотрят на книгу, пытаясь найти в ней отличительные особенности. Что Зоя Васильевна имеет в виду, становится ясно, только когда она открывает находку. Страницы вырезаны ровно под пачку купюр. Вот только самих денег в книге, конечно, уже нет.

– Каких только сюрпризов ни встретишь, – смеется Зоя Васильевна и отправляется дальше разбирать высокие, с нее ростом, стопки. 

Эта книга «с приветом» отправится на переработку. Как и другие фолианты, уже непригодные для чтения. 

Вот таким хитрым способом в томике Распутина кто-то прятал пачку купюр
Вот таким хитрым способом в томике Распутина кто-то прятал пачку купюр

– Макулатуру я принимаю, чтобы поддержать местный завод и приучить людей к сдаче вторсырья, – делится Евгений. – За каждые 10 килограммов бумаги выдаю купон на книгу из приюта. Тогда люди и относиться будут к книге как к ценности, которую заслужили, и уже не выбросят и не оставят ее. 

В таком обмене ненужной бумаги на ценную литературу в Иркутске участвуют целые школы и коллективы.

– Сам я сейчас читаю только по делу: бизнес-литературу и книги о строительстве и деревообработке, – продолжает Женя. – Мне же здесь еще столько всего нужно построить, летом начнем возводить второй ярус с другой стороны. 

«Зимой каторга, а летом можно сделать что-то классное»

Теплого помещения в приюте нет, так что к концу зимы сотрудники приюта изрядно устают от пятичасовых смен на улице. Лета здесь ждут, как чуда. Это возможность воплотить задуманное, провести больше времени за сортировкой и наведением порядка, да и просто насладиться моментом. 

– Зимой каторга, а летом есть три месяца, чтобы сделать что-то классное! Вот бабушки и дедушки приходят летом, садятся на раскладные стульчики, разговаривают или молча наблюдают за посетителями... И жизнь им кажется светлее и веселее. В такие моменты я чувствую себя счастливым человеком, – задумчиво улыбается основатель книжного приюта. – Этим летом мы здесь начнем проводить интеллектуальные игры и краеведческие лекции, приходите!

Евгений мечтает построить теплое помещение для волонтеров и гостей приюта, открыть здесь же музей, арт-пространство и читальню
Евгений мечтает построить теплое помещение для волонтеров и гостей приюта, открыть здесь же музей, арт-пространство и читальню

Следующий этап развития проекта – строительство теплого помещения для волонтеров и гостей, где можно будет попить чай и пообщаться. А главная мечта основателя книжного приюта звучит так:

– Я хочу выкупить соседний участок, снести старый дом и построить новый. В цоколе у меня была бы мастерская, чтобы делать стеллажи не под палящим солнцем. На первом этаже разместились бы музей, арт-пространство и читальня, где мы станем проводить лекции, встречи, выставки, кинопоказы. Приют бы тогда работал ежедневно. На втором этаже устроили бы хостел для путешествующих автостопом, за символическую цену: пусть рассказывают о своих приключениях и вдохновляют людей на смелые поступки. 

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
«Здесь книги считают не томами, а тоннами»: как живет единственный в стране книжный приют 

Как архитектурный музей «Тальцы» связан с геологией? Кто из иркутских ученых подтвердил существование сверхматерика на Земле? Как геологи помогают прокладывать новые ветки метро? Спросили у выпускников геологического факультета ИГУ.

«Здесь книги считают не томами, а тоннами»: как живет единственный в стране книжный приют 

Камчадалка Алиса Воронова и сибиряк Георгий Шевчук стали первыми, кто пересек Байкал с юга на север на собачьей упряжке. За 13 дней команда из двух каюров и 14 собак преодолели 700 км на нарте по льду и снегу. Зачем собакам тапки и попоны, как команда осталась ночевать под открытым небом и что такое голосовое управление упряжки?

«Здесь книги считают не томами, а тоннами»: как живет единственный в стране книжный приют 

Как химия связана с криминалистикой? Может ли химик руководить школой или вузом? Кто из выпускников химфака ИГУ создал самый узнаваемый бренд байкальских украшений? Рассказываем восемь вдохновляющих историй.

«Здесь книги считают не томами, а тоннами»: как живет единственный в стране книжный приют 

Они открывают новые растения Юрского периода, борются с коронавирусом, имплантируют сенсоры эндемикам Байкала и даже ликвидируют последствия экологических катастроф – хотя все учились на одном факультете. Мы нашли 10 выпускников ИГУ с самыми необычными профессиями.

«Здесь книги считают не томами, а тоннами»: как живет единственный в стране книжный приют