Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи
© Фото: Первый Байкальский
27 мая 2024

Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи

Как архитектурный музей «Тальцы» связан с геологией? Кто из иркутских ученых подтвердил существование сверхматерика на Земле? Как геологи помогают прокладывать новые ветки метро? Спросили у выпускников геологического факультета ИГУ.

«Первый Байкальский» и Иркутский государственный университет продолжает серию интервью с интересными героями, которые сделали необычную карьеру или прославились своими открытиями. Пятый выпуск посвящаем выпускникам геологического факультета ИГУ

 


Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи

В научной среде имя Дмитрия Гладкочуба хорошо известно. Он не просто возглавляет крупный научный институт Сибири – он сумел обосновать возможность существования на Земле древнего транспротерозойского суперконтинента, объединявшего в своей структуре целый ряд древних кратонов: Сибирь, Лаврентию, Балтику и другие.

Еще при поступлении на геологический факультет ИГУ Дмитрий Гладкочуб знал, что здесь его ждет множество открытий, путешествий и увлекательных исследований. Студенческое время было наполнено интересными практиками, сотрудничеством с Институтом земной коры СО РАН и первыми научными изысканиями. 

– Хоть я и не часто бывал на занятиях – все время пропадал в горах, ходил по пещерам, выполнял спасательные работы – но все-таки мне удалось закончить вуз с красным дипломом, – признается Дмитрий Гладкочуб, член-корреспондент РАН, профессор РАН. 

С третьего курса вместе с сотрудниками Института земной коры он ездил в геологические экспедиции по всему миру.

Так Дмитрий Гладкочуб успел побывать и поработать в Танзании, Тибете, Австралии и Антарктиде.

Научный интерес Дмитрия Петровича связан с тектоникой и геодинамикой Сибири, а также с геохронологей и петрологией магматических и метаморфических горных пород. Результаты его исследований позволили выявить и обосновать основные этапы проявления магматической и тектонической активности на территории Сибири, проследить их взаимосвязь с эпохами становления и распада древних суперконтинентов.

Главным результатом проделанной работы Дмитрий Гладкочуб считает открытие «феномена в истории Земли» – глобального по своей продолжительности перерыва (более 1 млдр лет) в эндогенной активности нашей планеты, что является весомым аргументом в пользу существования на Земле долгоживущего суперконтинента, в состав которого входили древние кратоны Сибирь, Лаврентия, Балтика и другие. Над этим открытием он трудился в рамках нескольких проектов ЮНЕСКО. 

Кроме того, вместе с коллегами он разработал модели формирования ряда уникальных месторождений Коларо-Удоканского рудного узла, предложил механизм миграции углеводородов в пределы Ангаро-Ленской области нефтегазонакопления. Результаты исследований Дмитрия Гладкочуба опубликованы более чем в 500 научных работах

 


Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи

Архитектурно-этнографический музей «Тальцы» недаром называют визитной карточкой Иркутской области – это самый крупный музей под открытым небом в России. Хотя в 1993 году, когда Владимир Тихонов только пришел на место директора, в «Тальцах» было всего три усадьбы… А сегодня здесь, на берегу Ангары насчитывается более 70 объектов культурного наследия (в том числе федерального значения), бережно отреставрированных и вписанных в единую экспозицию.

Любопытно, что уже 30 лет музей возглавляет не просто историк, а инженер-сейсмолог.

Владимир Тихонов родился в семье геологов. По правде говоря, он собирался поступать на физический факультет ИГУ, но хотелось романтики и путешествий – в итоге выбрал геологический. Во время учебы его увлекла сейсмология – наука о землетрясениях – так что после университета Владимир Тихонов устроился научным сотрудником в лабораторию Института земной коры СО РАН по направлению «инженерная сейсмология». 

– Это было мое хобби и мое любимое дело. Помню, как ездили по всей Сибири, строили БАМ, работали на ГЭС, делали насыпи, проводили сейсмологические исследования.

По словам Владимира Викторовича, после перестройки профессия инженера-сейсмолога стала менее востребованной и он решил получить еще одно образование – музееведа-историка. Вскоре защитил диссертацию на тему консервации историко-культурного наследия, а в 1993 году возглавил архитектурно-этнографический музей «Тальцы». За это время он собрал здесь самую впечатляющую экспозицию под открытым небом, повествующую о жизни сибирских сел XVII–XIX веков. 

Музей «Тальцы» – это будущее для следующих поколений, убежден Владимир Тихонов.

В 2008 году архитектурно-этнографический музей «Тальцы» вошел в тройку лучших российских музеев под открытым небом. А в 2015 году стал единственным музеем за Уралом, включенным в рейтинг лучших музеев, по версии туристического сервиса TripAdvisor. 

 


Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи

В середине 1970-х годов шло активное освоение Западной Сибири, открывались месторождения нефти и газа, именно поэтому Светлана Примина выбрала перспективную и многообещающую специальность «Геология, поиски и разведка нефтяных и газовых месторождений» в Тюменском индустриальном институте. После второго курса девушка вышла замуж и, когда супруга направили на работу в Ангарск, перевелась в Иркутский государственный университет, который окончила в 1976 году. Со студенческих времен сохранилось много забавных историй:

– Помню, однажды нам нужно было готовиться к зачету, мы собрались в общежитии, меня попросили сварить пельмени. Тогда они продавались в картонной упаковке, назывались «Иркутские».  Я поставила огромную кастрюлю, вода закипела, я бросила туда пельмени, на что-то отвлеклась и вышла из кухни. Возвращаюсь – ни кастрюли, ни пельменей. Представьте, как мне тогда досталось от голодных студентов! Потом нам все-таки честно вернули эту кастрюлю – правда, уже чистенькую, без содержимого. 

После окончания университета Светлане предложили стать научным сотрудником в вычислительном центре ИГУ, а позже она возглавила лабораторию моделирования геологических процессов. 

– Еще в школе нравилась математика, и впоследствии вся моя научная деятельность была связана именно с математическим подходом к поиску месторождений

В 1999 году финансирование научных работ резко сократилось, вскоре лаборатория прекратила свое существование. Светлану Павловну пригласили работать на геологический факультет. Она преподавала на кафедрах регионоведения и геологии нефти и газа. В 2000 году ректор ИГУ Александр Смирнов предложил Светлане Павловне принять участие в конкурсе на место декана – и коллектив ее выбрал. 

Моя семья тогда сказала: «Молодым доктором ты можешь стать, а вот молодым деканом становятся не все».

– Я с большим сожалением вспоминаю о своей незавершенной докторской диссертации. Она как раз касалась математических методов моделирования и прогнозов нефтегазоносности. Если бы я осталась работать в вычислительном центре, я бы занималась только этим. Ведь это такая отрасль геологии, которая в современном мире получила самое большое развитие: по сути, современные методы искусственного интеллекта и инновационные подходы в геологии сформировались еще тогда, много лет назад.

Продолжать активную научную деятельность параллельно с работой декана было невозможно, поэтому Светлана Павловна выбрала второе и ушла с головой в жизнь факультета. 

– Я горжусь, что мне удалось сформировать команду, благодаря которой факультет работает, продолжает дело моих учителей и выпускает по-настоящему востребованных специалистов. Сегодня в наших выпускниках заинтересованы многие отрасли геологии и крупные предприятия, в том числе Иркутская нефтяная компания, «Роснефть» и предприятия, занимающиеся поиском месторождений твердых полезных ископаемых.

 


Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи

Александр Перепелов с детства проводил много времени на природе и даже при выборе профессии не пожелал расстаться с горами и тайгой. Так он оказался на геологическом факультете ИГУ. 

– Можно сказать, что геологический факультет научил меня учиться. Учеба дает не просто закрепленные знания, но и ориентиры. Помогает на основе опыта самому в дальнейшем находить информацию, – отмечает доктор геолого-минералогических наук Александр Перепелов. 

Как вспоминает Александр Борисович, на геологическом факультете его впечатлил сильный педагогический состав и, конечно же, длительные походы и интереснейшие производственные практики. Уже с первого курса молодые геологи ездили в полевые исследования на байкальский залив Мухор, ходили в походы по рудным месторождениям Забайкалья, наблюдали в тайге за дикими оленями и медведями. 

После третьего курса начались экспедиции на Камчатку – и эти поездки стали знаковыми для Александра Перепелова.

Как только молодой ученый увидел вулканы, он понял, что хочет посвятить им свою жизнь.

Вскоре ему довелось наблюдать извержения вулканов Карымского и Ключевского.

– Мне удалось изучить вулканизм Камчатки и показать, как он связан с тектоническим развитием геологической структуры на полуострове, – рассказывает Александр Перепелов. 

В 1976 году состоялась знаковая для ученого экспедиция в Монголию, после которой он решил заняться исследованием этого края. Так, параллельно с работами на Камчатке, Александр Перепелов изучал вулканизм Монголии. 

В 2017 году Александр Перепелов возглавил Институт геохимии им. А.П. Виноградова СО РАН и сконцентрировался на внутренних задачах института. Он является автором 230 научных работ, руководителем грантов Российского фонда фундаментальных исследований и Российского научного фонда, награжден медалью Минобрнауки России «За вклад в реализацию государственной политики в области научно-технологического развития».

 


Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи

Михаил Юденко родился в Усольском районе, его всегда привлекала таежная романтика. По большому счету, из-за жажды открытий и путешествий он и выбрал геологический факультет. И не ошибся: на первом курсе студенты отправились в поход в Сарминское ущелье, на втором курсе – в большой переход от Аршана до Шумака через Восточные Саяны. Михаил вспоминает, как группа переходила через горные бурные реки по подвесным мостам, поднималась на перевалы, каждый раз встречала рассвет в новом живописном месте и провожала день у костра.

Среди всей этой красоты Восточных Саян молодые геологи изучали горные породы, брали пробы грунта, работали с компасом и вели дневники.

На старших курсах студентов отправляли на поиски месторождений золота в Бодайбинский и Мамско-Чуйский районы. 

– Золотой лихорадки и трясущихся рук при виде золота у меня не было, хотя, конечно, определенный азарт присутствовал.

В 2003 году Михаил выпустился с геологического факультета ИГУ, но из университета не ушел: сначала остался в магистратуре, а затем по приглашению декана начал преподавать на факультете ряд дисциплин: литологию, геологию рассыпных месторождений, геоморфологию, правовые основы недропользования. 

Более десяти лет Михаил проработал в Территориальном фонде геологическом информации, где занимался изучением и поисками месторождений полезных ископаемых. А с 2024 года стал заместителем начальника Восточно-Сибирского территориального отделения ФГКУ «Росгеолэкспертиза». Сейчас Михаил Юденко занимается проверкой проектов геологоразведочных работ, выявлением ошибок и их устранением. В конечном итоге его команда выдает экспертное разрешение на проведение геологоразведочных работ. 

Кстати, дело Михаила продолжает сын. Он учится на геологическом факультете ИГУ и третий год участвует в экспедициях в Бодайбо. 

 


Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи

Андрей Афраков родился в очень красивом и живописном месте – в деревне Шаманка Шелеховского района, среди высоких скал и деревьев, вблизи стремительного Иркута. 

Еще в школе он тяготел к химии, поэтому решил поступать туда, где эти знания пригодятся – на геологический факультет ИГУ. Как признается Андрей Николаевич, сильный преподавательский состав влюбил его в геологию окончательно. Из студенческой поры больше всего запомнились производственные практики в Сургут и Якутию, куда геологи прилетали на вертолетах, бурили и испытывали скважины. 

– Однажды я работал на исследовании скважин в Сургуте. Заезжал на месяц на вахту и после этого должен был выехать в Иркутск на защиту диплома. Но остался там на три месяца, так как сменщик заболел. Поэтому опоздал на защиту – в итоге меня забрали в армию. 

После армии Андрей Николаевич все-таки защитил диплом и в 2001 году устроился в Иркутскую нефтяную компанию. Сейчас это предприятие является крупнейшим налогоплательщиком Иркутской области и попасть туда выпускнику – как вытянуть счастливый билет. 

Но в то время друзья и знакомые не воспринимали молодую компанию всерьез, все говорили Андрею: «Ну куда ты устраиваешься?»

Три года Андрей Афраков проработал полевым геологом на месторождении, затем стал начальником отдела. Сейчас он возглавляет департамент лицензирования и недропользования – занимается соблюдением закона «О недрах». А еще участвует в принятии законодательных актов, выступает с предложениями и с законодательными инициативами. 

– Месторождения нужно открывать, вовлекать в разработку, составлять все необходимые документы. И здесь мы участвуем на всех этапах: от получения лицензии до разработки самого месторождения. В моем департаменте работают исключительно молодые специалисты, и кстати, 70% из них – это выпускники ИГУ. 

 


Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи

В свое время Артур Караханян выбрал профессию, как он сам говорит, для настоящих мужчин. Обучаться престижной специальности приходилось не только в уютных стенах университета, но и в условиях крайнего севера – именно там проходили студенческие практики. 

– Помню, как во время одной из командировок кустовую площадку занесло снегом. Пришлось топить снег, чтобы добыть воду. А весной мы «знакомились» с медведями, лисами и лосями, которые выходили к людям в поисках еды, – вспоминает геолог.  

После окончания ИГУ в 2013 году Артур занимался капитальным ремонтом нефтяных скважин. Потом переехал в Москву и нашел смежную специальность. Сегодня он работает в компании «Геоспецстрой» и занимается бурением скважин для откачки грунтовых вод. 

– Когда разрабатывается котлован под строительство, грунтовые воды затрудняют раскопку. Здесь вступает в дело система водопонижения и работает до нулевого цикла, – объясняет Артур Караханян. 

Сейчас у Артура особенно интересный период: он участвует в процессе строительства новых веток метро в Москве.

В его задачи входит полная организация процесса и решение текущих вопросов в рабочем порядке. 

– Горизонтальное бурение – это по-настоящему захватывающий процесс. А каждый интервал проходки щита (участок, который должна пройти буровая установка) для строителей метро – значимое событие. Можно сказать, небольшой праздник. Я рад, что в свое время получил квалификацию инженера. Пока все хотели стать блогерами, я учился престижной, востребованной и нужной профессии. И пошел по пути, который может приносить пользу обществу и государству. 

 


Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи

Сергей Вагин мог бы стать отличным стоматологом, но волею случая оказался в совершенно другой сфере. Когда пришло время поступать в медицинский институт или уходить в армию, вмешались родственники:

– Я уже позвал всех родных и друзей на проводы, и тут тетушка мне говорит: «Какая армия? Езжай в Иркутск, поступай туда, где брат учился». 

Двоюродный брат Сергея в то время уже работал геологом на севере Тюменской области, и Сергей пошел по его стопам в ИГУ на геологический факультет. В студенческие годы ездил в экспедиции по всей Сибири, но больше всего запомнилась практика в Нижневартовском районе. Здесь студенты работали в Мегионской нефтегазоразведочной экспедиции. 

– Это была первая производственная практика. Мы работали все лето – таскали железо, помогали в качестве помбуров на буровых. Все было интересно и захватывало так, что после смены сил хватало только помыться и поесть, – вспоминает Сергей Вагин.  

Тогда Сергея больше всего впечатлили объемы бурения и добычи нефти, а также размах работ в Нижневартовском районе. В Иркутской области в 1998 году нефтегазовая отрасль находилась еще в начальной стадии развития, отмечает геолог. 

После получения диплома в 2000 году Сергей уехал работать на север Тюменской области, в 2005 году работал ведущим геологом нефтяного промысла на Восточно-Таркосалинском месторождении. Осенью 2005 года друг предложил ему перейти на работу в ООО «Пургаздобыча», где Сергей взялся за изучение и разработку Западно-Таркосалинского нефтегазоконденсатного месторождения в Ямало-Ненецком автономном округе. А когда узнал, что дочернее предприятие «Газпрома» запустило работу на Чиканском газоконденсатном месторождении рядом с Ковыктой, то перевелся в Иркутск. 

С 2007 года Сергей Вагин работает в ООО «Газпром добыча Иркутск». В задачи его отдела входят изучение, исследования и контроль за разработкой Ковыктинского и Чиканского месторождений в Жигаловском и Казачинско-Ленском районах, строительство новых скважин и вовлечение их в разработку для увеличения и поддержания добычи углеводородов. 

Сегодня основная работа ведется на Ковыктинском газоконденсатном месторождении.

– В начале трудовой деятельности мне повезло поработать с корифеями геологии, которые в 1970-1980-е года открывали и запускали в работу многие месторождения углеводородного сырья в Советском Союзе. Но сегодня я могу сказать, что в моей работе главное не добыча газа, а дружный слаженный коллектив, поддержка семьи. Мы не просто коллеги, мы друзья. Часто ездим семьями отдыхать вместе, выезжаем на Байкал, ходим в горы. У меня много настоящих друзей по всей стране, в этом и есть главная ценность, приобретенная за эти годы. 


В 2024 году геологический факультет ИГУ открывает 20 бюджетных мест на профиль «Геология» и 25 бюджетных мест на профиль «Прикладная геология».

► Для поступления на любой из профилей бакалавриата нужно сдать ЕГЭ по трем предметам: 1) физика или информатика и ИКТ; 2) математика (профильный уровень); 3) русский язык.

► Для поступающих с дипломом СПО (среднее профессиональное образование) вступительные испытания: 1) общая физика; 2) алгебра, геометрия и начала математического анализа; 3) русский язык.

► Для поступления в магистратуру (15 мест) вступительное испытание проходит в виде компьютерного тестирования по направлению подготовки. 

Контакты приемной комиссии ИГУ: 
• тел.: 8 (3952)521-555
• e-mail: priem@isu.ru
• сайт Иркутского государственного университета: www.isu.ru, раздел «Абитуриенту»

Реклама. ФГБОУ ВО «ИГУ»

 

Еще больше интересных историй, удивительных фактов и лайфхаков для путешествий – в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь! 

 

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи

Поговорили с документальным фотографом, автором нашумевшей выставки «Глубокая вода». В рамках проекта Антон Климов снимал Байкал, его жителей и гостей на протяжении девяти лет. Мы узнали, какие места удивили его больше всего и почему Байкал похож на его тестя.

Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи

Камчадалка Алиса Воронова и сибиряк Георгий Шевчук стали первыми, кто пересек Байкал с юга на север на собачьей упряжке. За 13 дней команда из двух каюров и 14 собак преодолели 700 км на нарте по льду и снегу. Зачем собакам тапки и попоны, как команда осталась ночевать под открытым небом и что такое голосовое управление упряжки?

Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи

Как химия связана с криминалистикой? Может ли химик руководить школой или вузом? Кто из выпускников химфака ИГУ создал самый узнаваемый бренд байкальских украшений? Рассказываем восемь вдохновляющих историй.

Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи

Они открывают новые растения Юрского периода, борются с коронавирусом, имплантируют сенсоры эндемикам Байкала и даже ликвидируют последствия экологических катастроф – хотя все учились на одном факультете. Мы нашли 10 выпускников ИГУ с самыми необычными профессиями.

Вулканы, нефть и суперконтиненты: чем занимаются современные геологи