«Некогда было переживать». Как иркутский виндсерфер пересек Байкал

«Некогда было переживать». Как иркутский виндсерфер пересек Байкал

© Фото: Евгений Михайлов
Дмитрий Шумилов совершил переход через Байкал на парусной доске за рекордные полтора часа. За последние 38 лет никто такого не делал. Об отказавшем GPS, непредсказуемых байкальских ветрах и съемках фильма он рассказал Первому Байкальскому

В конце лета 28-летний иркутянин, руководитель местной федерации виндсерфинга Дмитрий Шумилов совершил переход под парусом через Байкал. Изначально планировалось, что он пройдет от поселка Большое Голоустное до Посольского на стороне Республики Бурятия. Но из-за изменившегося ветра пришлось поменять и планы. О сложностях и итогах экстремального перехода – в нашем интервью.  

 – Дмитрий, вы до недавнего времени были личностью непубличной. Расскажите немного о себе. Как и когда начали заниматься виндсерфингом? 

– Я около 18 лет на доске. Активно начал кататься в год появления серф-станции в 2004 году. До этого года 2-3 занимался на «первобытном» снаряжении: тряпочные (дакроновые) паруса, трехсоставные доски, все очень тяжелое. Привели меня к этому образу жизни дядя с тетей, они занимались еще в самом первом клубе серфинга с 1984-1985 годов, он находился в подвальном помещении в микрорайоне Приморском, оборудование таскали до пляжа Якоби. 

Даже сейчас не могу сказать, что занимаюсь виндсерфингом профессионально, так как у меня есть основная работа, учеба. Я инженер, параллельно учусь в аспирантуре. В мае мы начинаем подготовку к летнему сезону, на нее уходит достаточно много времени. Зимой закупаем и чиним оборудование. 

Дмитрий стоит на доске с десяти лет, поэтому представить его без виндсерфа невозможно. © Фото: Евгений Михайлов
Дмитрий стоит на доске с десяти лет, поэтому представить его без виндсерфа невозможно. © Фото: Евгений Михайлов
Для перехода через Байкал спортсмен выбрал непривычно большой парус, и это сыграло с ним злую шутку, когда поднялась сильная волна. © Фото: Евгений Михайлов
Для перехода через Байкал спортсмен выбрал непривычно большой парус, и это сыграло с ним злую шутку, когда поднялась сильная волна. © Фото: Евгений Михайлов
В 1984 году подобный переход совершил Валерий Горшков за пять часов. С тех пор снаряжение для виндсерфинга стало легче и удобнее, поэтому Дмитрий справился за 1,5 часа. © Фото: Евгений Михайлов
В 1984 году подобный переход совершил Валерий Горшков за пять часов. С тех пор снаряжение для виндсерфинга стало легче и удобнее, поэтому Дмитрий справился за 1,5 часа. © Фото: Евгений Михайлов
В обычное время Дмитрия можно встретить на серф-станции в Солнечном. Здесь он тренируется сам и помогает встать на доску другим. © Фото: Евгений Михайлов
В обычное время Дмитрия можно встретить на серф-станции в Солнечном. Здесь он тренируется сам и помогает встать на доску другим. © Фото: Евгений Михайлов

– Как возникла идея пересечь Байкал? 

– Задумали это года 2-3 назад. В 1984 году переход через Байкал уже совершил основатель клуба Валерий Николаевич Горшков. Так как оборудование было старинное – очень длинная доска, тряпочный парус – переход занял больше пяти часов. Он шел от Листвянки до Танхоя, маршрут был чуть севернее. 

Мы выбрали маршрут от Большого Голоустного до Посольского – это самые основные места катания [на виндсерфе] на Байкале, там дует хороший ветер и есть волна. Нам нужно было, чтобы все проходило динамично, во время глиссирования (движение доски за счет скоростного напора набегающего потока воды – Прим. ред.)

Плюс знакомые ребята выиграли грант Фонда поддержки регионального кино и решили снять фильм о переходе и серф-станции в Иркутске. Хотели показать, что у нас есть хорошие условия и матчасть.

Байкал – это эксклюзивное место для катания: здесь холодно, но очень хорошие ветровые условия, как на мировых спотах.

Все сложилось – наше желание популяризировать виндсерфинг и возможности снять фильм. 

– На Байкале часто меняются ветра, как можно было предугадать их на протяжении всего маршрута? 

– Сейчас есть хорошие сайты о погоде вроде Windy, Windguru: можно отслеживать в любой точке скорость, направление ветра. Для Байкала это, конечно, приблизительный прогноз: мы сейчас уже понимаем, что если карта показывает 5 м/сек, то можно смело умножать на два.

Мы планировали переход под баргузин – он более предсказуемый, но в этом году аномально редко дует. В итоге пришлось идти под штормящий култук. Под конец ветер усилился, что можно было ожидать, и было сложно. 

– Как готовились к переходу?

– Выбирали экипировку. Когда я приехал на берег перед стартом, у меня было четыре паруса – под разные условия – и две доски. Так как в Голоустном не было ветра, взял самый большой парус и широкую доску объемом 145 литров. Самое главное было выбрать гидрокостюм, чтобы не замерзнуть. Мой оказался достаточно теплым. Техническая подготовка состояла в тренировках на воде: нужно было кататься и поддерживать физическую форму. Ну и, конечно, просчитывали маршрут. 

– Вас на всем протяжении маршрута сопровождал катер, но он отстал. Что с ним случилось?

Дмитрий готовится к старту в Большом Голоустном, 24 августа. © Фото из архива героя
Дмитрий готовится к старту в Большом Голоустном, 24 августа. © Фото из архива героя
Температуры воды и воздуха в этот день составляла 10 градусов, поэтому спортсмен был в гидрокостюме и неопреновом шлеме. © Фото из архива героя
Температуры воды и воздуха в этот день составляла 10 градусов, поэтому спортсмен был в гидрокостюме и неопреновом шлеме. © Фото из архива героя
Он пересек Байкал от Иркутской области до Бурятии, пройдя в общем счете 50 километров под парусом. © Фото из архива героя
Он пересек Байкал от Иркутской области до Бурятии, пройдя в общем счете 50 километров под парусом. © Фото из архива героя

– Погодные условия были хороши для парусного спорта: ветер порядка 6 м/сек (на финише 12-15 м/сек), высокая волна. Но катерам удобнее перемещаться по спокойной воде. Большой катер – тихоходный, съемочная группа должна была идти на нем. Его крейсерская скорость порядка 15 км/час. Я планировал постоянно передвигаться вперед-назад, чтобы находиться в поле зрения этого катера. В итоге группу посадили на маленький катер МЧС, потому что он оказался более быстроходным, и мне не пришлось много крутиться. 

Мы отошли на 15 км, и большой катер принял решение возвращаться на берег, потому что волна для него стала опасной. На нем остались все наши вещи, в том числе моя сухая одежда.

Благо, на берегу нас встречала группа поддержки, с миру по нитке собрала какие-то вещи. 

У МЧС-овского катера была очень подготовленная команда. Они справлялись с волной. Когда был хороший ветер, и я от них отдалялся, приходилось чуть притормаживать, чтобы мы оставались в зоне видимости – жить хочется (смеется). Когда волна поднималась, она меня полностью закрывала, и меня с 30 метров могли не увидеть. 

У меня не было с собой GPS, он отказал прямо перед самым стартом. Мы двигались наудачу куда-то к берегу. Благо, я эту акваторию хорошо знаю – и Большое Голоустное, и Посольское. На старых дрожжах все сделали. Ушел час тридцать – час сорок. 

Скорость движения была 40-50 км/час в зависимости от волны. МЧС-овцы на старте засекли 45 км/час. Финишировали неподалеку от назначенной точки, в Бабушкине. Затем на катере дошли до Посольского. 

– А как вы шли по Байкалу без компаса и GPS? 

– У МЧС на катере был GPS, но с ними было сложно общаться, потому что я был в неопреновом шлем (это такая шапка, чтобы не замерзнуть). Раза два приходилось класть парус, чтобы со спасателями переговорить, куда двигаться. Это отнимало дополнительные силы, потому что поднять его проблематично.

– Без рации? 

– Да, рации не было. Просто кричали. 

– Вам самому не было страшно? 

– Некогда было особо переживать. В конце поднялась сильная волна. Я в таких условиях прежде катался, но и парус, и доска были меньше. Такой стиль катания называется вейв: когда катишься с волны, как в классическом серфинге. Здесь это было невозможно из-за слишком огромного паруса. И это был пик сложности. Плюс усталость, но нельзя было допускать ошибок, потому что с каждым падением все сложнее и сложнее вставать. Старался себя держать в руках.

– У вас с собой не было никаких перекусов или воды?

– Нет. В таких погодных условиях это невозможно.

Вода есть в Байкале. Я так и делал – пил из озера. Это плюс нашего Байкала в отличие от морей.

Кстати, если сравнивать морские условия и Байкал, на озере намного сложнее [ходить под парусом], так как у нас очень частая волна. Даже когда берут в прокат парусную яхту, она идет только с капитаном. На морях и океанах можно взять лодку и без него. Не все умеют оценивать риски и сложности Байкала. 

– Как влияла видеосъемка на переход? 

– Нужно было сдерживать скорость, чтобы мы шли примерно на одном уровне с лодкой МЧС. Это давало определенную сложность. Самое комфортное для виндсерфера – это двигаться со скоростью ветра. А когда был вынужден тормозить, скорость ветра становилась значительно выше моей, из-за этого приходилось не так сильно отвисать на парусе, а стоять на доске. В этом случае доску становится тяжелее держать на волне. 

– Была ли какая-то миссия у перехода?

– Мы хотели привлечь внимание к виндсерфингу и популяризировать его в нашем регионе. И добавить изюминку в фильм. 

В целом это был рискованный поступок, я бы второй раз не переходил Байкал, однозначно. Лучше кататься на безопасном расстоянии от берега, оттачивать навыки, чаще делать повороты – это в большей степени показывает уровень катания. Если смотреть на переход с профессиональной точки зрения, в нем есть определенная доля бессмысленности. 

© Фото: Евгений Михайлов
© Фото: Евгений Михайлов

– Попадет ли переход в какую-либо книгу рекордов?

– Я думаю, нет, мы на это не подавали [заявку]. 

– Все получилось так, как и хотелось?

– Относительно тех условий, в которых мы находились, думаю, что все прошло очень даже хорошо. Мы выполнили задачу, дошли за достаточно короткий промежуток времени и без каких-либо плачевных последствий. 

– А когда и где планируется премьера фильма?

– Фильм выйдет на интернет-площадке, о премьере мы сообщим. Фонд поддержки регионального кино будет максимально раскручивать его. 

– Подводя итог, что такое виндсерфинг лично для вас? 

– Это круг общения. Все свое юношество я провел на станции, подрабатывал инструктором. Я здесь воспитывался. Тут люди самого разного мышления, достатка, подходов к работе, семье и жизни. Мы все вместе собираемся для катания на Посольской косе, после разжигаем костер, делимся опытом. Для меня вот это виндсерфинг. Это стиль жизни.

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
«Некогда было переживать». Как иркутский виндсерфер пересек Байкал

Ангар – первый супергерой родом с Байкала, а Миша Васильев – его создатель. Днем иркутянин преподает в художественной школе, а вечером рисует комиксы. Один из сюжетов он взял из жизни, когда спас на пожаре ребенка. Мы узнали, чем живут его герои (Ангар, Мужик и Россия) и чем живет он сам.

«Некогда было переживать». Как иркутский виндсерфер пересек Байкал

24 декабря в Иркутске запустили главный городской каток на острове Конный. По традиции, перед колесом обозрения залили всю площадку, включая пешеходные дорожки. Рядом с катком установили 14-метровую новогоднюю елку и построили ледяной лабиринт размером 40 на 35 метров. Наш фотограф Евгений Михайлов подготовил фоторепортаж с открытия

«Некогда было переживать». Как иркутский виндсерфер пересек Байкал

Мы спросили читателей Первого Байкальского, какие местные товары могут стать классным подарком на Новый год. Получился обширный гайд, в котором вы найдете украшения, предметы декора, раскраски для взрослых и детей и даже минералку

«Некогда было переживать». Как иркутский виндсерфер пересек Байкал

Новый герой рубрики #людиозера – Степан Шоболов. Вы точно видели его работы: это он разрисовал старые корабли на Ольхоне, создал «жигули»-рептилоид и изобразил Иркутск после апокалипсиса. Мы спросили у художника, почему на одни работы уходит шесть лет, а на другие – два месяца, как создаются 3D-картины и о чем его новая выставка в «Огне».