pic
pic
© Фото: http://depositphotos.com/

Страшилки с Байкала: Шаманская пещера, или как появился род ольхонских бурят

Много на великом озере таинственных и пугающих легенд-сказаний. Вот одна из них.

Существует на острове Ольхон страшная пещера, которую издревле называют Шаманской. Опасаются ее люди потому, что располагался там когда-то повелитель монголов Гэген-бурхан — брат Эрлен-хана, правителя темного подземного царства. Они своей свирепостью и злобой наводили ужас на жителей острова. Даже шаманы боялись этих властителей, особенно Гэген-бурхана. Местные жители знали, что если уж выйдет на белый свет этот бессердечный и беспощадный владыка, то быть беде — обязательно прольется кровь невинных людей. И в самом деле, много простых островитян пострадало от его жестокости.

Но жил в это же время на острове, на горе Ижимей, мудрый отшельник Хан-гута-бабай. Он отказывался признавать власть Гэген-бурхана, его самого знать не хотел, на земли владыки из своего жилища никогда не спускался. Многие видели, как на вершине горы ночами старец разжигал костер, готовил на ужин барана. А пути к нему не было, сама же гора считалась неприступной. Пытался грозный хозяин Ольхона подчинить себе мудреца-отшельника, но ничего у него не получалось. Все воины, которых посылал он на Ижимей, терпели неудачу. Они падали с горы мертвыми, так как на головы незваных гостей с грохотом обрушивались огромные камни. Так и оставили в покое Хан-гута-бабая.

Дело изменил один случай, когда по приказу Гэген-бурхана у молодой островитянки казнили мужа-табунщика — за то, что он, якобы, без должного уважения посмотрел на владыку.

Проплакав долго, молодая вдова испытала лютую ненависть к Гэген-бурхану и стала думать о том, как избавить жителей от этого жестокого владыки. Решила она посоветоваться с отшельником и попросить его, наказав Гэген-бурхана, заступиться за островитян.

И отправилась женщина в путь, а там, где срывались самые умелые воины, она поднималась легко и свободно и, в конце концов, благополучно достигла вершины горы Ижимей.

Выслушав рассказ смелой, свободолюбивой вдовы, Хан-гута-бабай сказал, что поможет и ей, и ее народу, а самой женщине приказал вернуться назад и предупредить о его поддержке всех островитян.

Сам Хан-гута-бабай в одну из лунных ночей появился на землях Ольхона на легком белопенном облаке. Припал он к земле ухом и услышал стоны загубленных Гэген-бурханом невинных жертв. Окончательно понял мудрец, что земля Ольхона вся пропитана кровью несчастных, возмутился и дал обещание, что не будет больше Гэген-бурхана на острове. Обратился он с просьбой: «Но и вы должны помочь мне в этом. Пусть горсть земли Ольхона окрасится в красный цвет тогда, когда мне это будет нужно!»

 Утром отправился отшельник к Шаманской пещере. Разгневанный повелитель вышел навстречу и враждебно спросил:

— Зачем пожаловал?

Хан-гута-бабай спокойно ответил, что хочет, чтобы владыка оставил остров, а в качестве подтверждения своих слов предложил тому оглядеться.

Посмотрел по сторонам и Гэген-бурхан — и ахнул. Стояли невдалеке плотной стеной нахмуренные островитяне.

И решили тогда мудрец и хозяин острова бороться. Долго боролись Гэген-бурхан с Хан-гута-бабаем, но никто из них не мог добиться перевеса. Были они настоящими богатырями, равными по силе. Так и разошлись, договорившись решить дело на следующий день жребием. Условились, что каждый возьмет по чашке, наполнит ее землей, а ночью, перед отходом ко сну, поставит каждый свою чашку у своих ног. И у кого за ночь земля сделается красною, тот и покинет остров и откочует на другое место.

На следующий вечер, согласно уговору, они сели рядышком на войлок, постланный в Шаманской пещере, поставили у ног своих по деревянной чашке, наполнили их землей и тут же легли спать.

И вот наступила ночь, а с ней выступили и коварные подземные тени Эрлен-хана, на помощь которого крепко надеялся его жестокий брат. Тени заметили, что земля окрасилась в чашке у Гэген-бурхана. Немедленно они поменяли чашки. Но кровь загубленных оказалась сильнее теней Эрлен-хана, и когда яркий луч утреннего солнца ворвался в пещеру, земля в чашке Хан-гута-бабая потухла, а земля в чашке Гэген-бурхана заалела. И в этот миг оба они проснулись.

Глянул на свою чашку Гэген-бурхан и тяжело вздохнул:

 — Ну, что же, тебе владеть островом, а мне придется кочевать на другое место.

И тут же подал распоряжение своим монголам навьючивать на верблюдов имущество и разбирать юрты. А вечером Гэген-бурхан приказал всем лечь спать. Ночью, подхваченные мощными тенями Эрлен-хана, монголы с верблюдами и всем имуществом были быстро перенесены за Байкал, а утром проснулись уже на другом берегу.

Но многие бедные монголы, не замешанные в зверствах своего главаря, остались жить на острове. От них-то и произошли ольхонские буряты, населяющие этот остров сейчас.

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
pic

В культуре многих древних народов человек — это песчинка природы, но никак не ее царь. Высший разум — это именно природа, где Байкал и все, что с ним связано, веками почитался, оберегался и даже обожествлялся.

pic

Путешествующие на Байкал (особенно в сакральные для бурят местности) не раз сталкивались с недоверчивыми взглядами местного населения, а все потому, что в некоторые места категорически запрещено входить женщинам.

pic

Аксиомой стало выражение «Байкал — мистическое место силы». Атмосфера озера пропитана паранормальными и аномальными явлениями, которые коренные жители байкальских земель старались объяснить при помощи устного народного творчества. Среди таких преданий — рассказ о таинственных (ведьминых) кругах.

pic

О древнем озере на протяжении многих десятков и сотен лет слагали мифы, легенды, песни. О наиболее популярных и известных песнях о Байкале и пойдет речь в этой статье.