Превратности судьбы: итальянцы на Байкале
© Фото: Первый Байкальский
5 мая 2022 #кбжд #история

Превратности судьбы: итальянцы на Байкале

Итальянцы и Байкал? Нет, речь пойдет не об европейских туристах, а о строительстве КБЖД. Именно итальянцы построили большую часть дороги. Как они появились на озере и какие новинки привнесли в Сибирь?

Сибирь всегда была необычайно интернациональным краем, где спокойно уживались люди разных национальностей. Конечно, для сурового региона итальянская диаспора – некое несоответствие, но итальянцы в начале XX столетия были вполне себе полноправными жителями такого далекого от их родины Байкала.

Итальянская кладка в «золотой пряжке» Транссиба

На берега далекого, абсолютно чужого, неведомого Байкала строить Кругобайкалку итальянцы поехали по приглашению Департамента путей сообщения Российской империи.

Обращение к ним было неслучайно. Издавна итальянские строители считались самыми лучшими каменотесами и мозаичниками, у которых «чувство камня» было в крови. Кому же еще доверить каменную выкладку?! Ко всему, итальянцы прекрасно показали себя на многих железнодорожных участках европейской части России, на Кавказе, при строительстве мостов через Волгу и Енисей.

Здесь следует вспомнить, что конец 80-х годов XIX столетия характеризовался невероятным обнищанием северной Италии, и ее жители в массовом порядке уезжали на заработки в другие страны.

На сооружении Кругобайкальской железной дороги трудилось множество представителей разных национальностей, и к русской, польской, украинской, албанской речи прибавилась итальянская. Зазвучали и совсем непривычные для русского трудящегося человека фамилии – Андреолетти, Флориани, Риццолатти… По разным данным, итальянская колония насчитывала до тысячи человек.

Точности и хорошего вкуса требовала каменная кладка на подпорных стенках, порталах тоннелей и галерей, что и возложили на плечи выходцев из итальянского королевства.

Все было здесь для них непривычно, и, в первую очередь, сама земля – первобытная, с жестким климатом, без какого-либо стационарного жилья. Поэтому размещаться приходилось в палатках, балаганах, бараках.

Сам труд был невероятно тяжелым: камнепады, обвалы, отсутствие минимальной техники безопасности и медицинской помощи. Но работа и поведение итальянских строителей отличались от обычаев их русских сотоварищей. Для них нехарактерны были прогулы, требования выходных и праздничных дней, и, главное, они практически не пили. В придачу, многие итальянские рабочие упорно учили русский язык, запоминая диковинные слова и фразы.

Соответственно, платили им больше. При выполнении идентичных заданий итальянцы получали по 4 рубля, а русские – 1 рубль 50 копеек. Чтобы был понятен порядок цен, уточняем, что на сибирских приисках прожиточный минимум взрослого мужчины, не отказывающего себе в чем-либо, не превышал 90 копеек. Поэтому даже для семейных 4 рубля – очень достойная сумма.

Кладка закончилась к началу августа 1904 года. Но уже в начале этого года разразилась русско-японская война, и всех иностранцев убрали с железной дороги – важного стратегического объекта.

А на память сибирякам остались мастерски выполненные своды и стены тоннелей, арки, кордоны из прекрасно шлифованного камня. И на отдельных порталах можно увидеть вытесанные даты строительства: 1902 – 1904.

Итальянская фотография в Иркутске

После окончания строительства перед итальянцами встал вопрос об устройстве своей дальнейшей судьбы. И многие не стали торопиться с возвращением на родину, а решили обосноваться в Иркутске, даже вступали в брак с русскими женщинами. На несколько десятков лет итальянские семьи «вросли» в жизнь города, открывая магазинчики, фотоателье, кинотеатры.

Иркутск в начале ХХ века считался довольно «продвинутым» городом, в котором были широко распространены последние достижения техники, особенно фотографической. Фоторынок сравнивали с Одесским, и, собственно, из Одессы доставлялось соответствующее оборудование.

В 1905 году в Иркутск приехали фотографы Густав Энне и Ромуальд Каупе. К Энне и поступил в ученики Джованни Минизини, отец которого после участия в железнодорожных строительных работах вместе с семьей остался в Иркутске. Занятие фотографией было в то время довольно выгодным делом, и скоро из ученика Джованни превратился во владельца собственной фотографии, расположенной в историческом здании по 3-й Солдатской улице Иркутска постройки 1870-х годов (ныне улица Грязнова, 11).

Семейное ателье Минизини считалось, по меркам того времени, невероятно шикарным: зеркала в красивых рамах, обшитые шелком кресла, ковер. Оно было очень популярно среди иркутян. Великолепными были и сделанные здесь фотографии, которые сегодня позволяют увидеть множество лиц давно ушедшей эпохи.

Вскоре в СССР закончилась новая экономическая политика, резко начало сворачиваться частное предпринимательство, и семья Минизини уехала в Италию, оставив горожанам дом, где располагалось фотоателье.

Антонио Донателло: из провинциального циркача в бизнесмена

Фото

Еще один заметный итальянец на Байкале – Антонио Микеле Донателло. Он не принадлежал к когорте строителей Кругобайкальской железной дороги, а начинал свою карьеру как циркач. Невероятно заинтересовавшись новым тогда делом – фотографией и кинематографом, Антонио постепенно перемещался по стране, добравшись и до Иркутска.

Жители Иркутска всегда проявляли интерес к техническим новинкам. В городе открывались новые выставки, кинотеатры, читались специальные лекции по фотоделу. Донателло задумался о строительстве собственного помещения для показа кинофильмов и воплотил эту идею в жизнь. Городская легенда гласит, что перед входом в свой первый кинотеатр он выложил на тротуаре белым мрамором собственное имя: Дон Отелло.

Он был и создателем первой частной киностудии в Иркутске, которая находилась при его квартире в доме, там же, где в 1908 году был открыт кинотеатр «Электроиллюзион».

В витринах «Иллюзиона» выставлялись снимки на злободневные темы, демонстрировались новинки кинопроката.

Донателло установил хорошие связи с зарубежными представителями киноиндустрии, благодаря чему постоянно обновлял репертуар. Но главной его заслугой, «изюминкой» Иркутского кинематографа можно назвать интерес к документальному кино на местные темы, которое сам Антонио и снимал. Краеведы предполагают, что, скорее всего, Дон-Отелло был первым в Иркутске оператором. Свои съемки он проводил тяжелой камерой на штативе-треножнике при дневном свете в солнечную погоду. С 1908 по 1919 год киностудия Донателло подготовила более 20 разнообразнейших кинолент.

К сожалению, сохранились только названия. Уезжая в начале 20-х годов из России, Донателло вывез в Харбин и свои творческие работы, затерявшиеся на чужбине.

Постскриптум

Судьба итальянской диаспоры в Иркутске закончилась трагически. Часть из них, после ликвидации новой экономической политики в СССР, в начале 30-х годов покинула Россию. Тех, кто не последовал по этому пути, в 1937 году депортировали из Иркутска. А в 1938 году некоторых, оставшихся из-за смешанных браков в Сибири, репрессировали и расстреляли.

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
Превратности судьбы: итальянцы на Байкале

30 января Леониду Гайдаю исполняется 100 лет. Его судьба тесно связана с Иркутском: здесь он вырос, окончил школу, работал в театре и придумал свою знаменитую троицу. Кто подсказал ему образы Труса, Балбеса и Бывалого? Для чего режиссер использовал керосин на съемках? Проверьте себя без помощи Google!

Превратности судьбы: итальянцы на Байкале

Только представьте: если бы все буряты верили в приметы, то они не могли бы есть буузы каждый день, греть ноги у костра и выбирать детям красивые имена. Об удивительных табу «Первый Байкальский» спросил у настоящего шамана

Превратности судьбы: итальянцы на Байкале

Пока все вокруг делятся оригинальными рецептами оливье, мы решили обратиться к блюдам, которые вы точно не увидите на новогоднем столе. Это бурятские деликатесы из субпродуктов. Рассказываем, что из этого является слабостью шеф-повара Энтони Бурдена и вдохновением рэпера Хаски