pic
pic
© Фото: http://depositphotos.com/
31 января #заповедники

Директор Байкальского заповедника: «Мы никогда не станем турбазой»

Прибайкалье готовится праздновать большой экологический юбилей. Байкальскому заповеднику исполняется 50 лет. Мы побеседовали с его директором Василием Сутула о том, почему экотуризм — это не отдых на берегу в шезлонгах, и как заповедник может помочь воспитать ответственного туриста.

Василий Сутула pic Директор Байкальского государственного природного биосферного заповедника


Одному из самых известных российских заповедников России – Байкальскому – исполняется 50 лет. Постановление Министров РСФСР № 571 «Об организации Байкальского государственного заповедника Главохоты РСФСР» вышло 26 сентября 1969 года. С чем эта важная природоохранная организация подошла к своему юбилею, чего достигла и в каком направлении планирует развиваться – обо всем этом мы поговорили с директором Байкальского государственного природного биосферного заповедника Василием Сутула.

Первый Байкальский: Что сегодня представляет собой заповедник, какие главные цели он ставит перед собой?

Василий Сутула: Байкальский заповедник – это и заповедная территория, и учреждение с таким же названием. У природоохранного учреждения в ведении находятся три особо охраняемых территории – собственно, заповедник на южном берегу озера Байкал, а так же заказники Кабанский в дельте реки Селенги и Алтачейский на юго-востоке Республики Бурятия. У каждой этой особо охраняемой природной территории – свои задачи. Но все они преследуют одну цель – сохранить природу в неприкосновенном виде с минимизацией негативной хозяйственной деятельности. Отсюда вытекают основные направления работы – охрана, экологическое просвещение, научные исследования, развитие познавательного туризма.

Первый Байкальский: Познавательный туризм – направление, которое сейчас в экологии набирает популярность. Что в это понятие вкладывают в заповеднике?

ВС: Это не лежание на берегу в шезлонгах и не гонки на скутерах. Это туризм, направленный на познание природы, понимание ее ценности. Посетители при этом получают достоверную, правильную информацию обо всем многообразии природного достояния – реки, водопады, животные, растения. А также историко-культурное наследие – например, сохранились причальные сооружения царских времен, связанные с богатой историей нашей страны. Мы хотим достичь эмоционального воздействия, которое помогает человеку стать нашим сторонником, помощником в сохранении природы – не бросать мусор, не рубить деревья, не убивать животных. 

Первый Байкальский: Как у вас организован познавательный туризм?

ВС: Это общемировая практика. Прежде всего – транспортная составляющая. Человек должен для начала до нас добраться. Должна быть информация, как и на чем доехать, где поставить машину. Все наши территории находятсяв непосредственной близости с федеральными трассами и железными дорогами. Далее идет бытовая часть – человек приехал, ему нужно помыть руки, поесть, отдохнуть. Необходим прокат – лыжи, дождевики. Есть гостевые дома в прилегающих к заповеднику населённых пунктах. Эти составляющие – не только наша зона ответственности, мы даем возможность развиваться местному частному бизнесу. Наша задача – создать условия, чтобы люди могли посмотреть заповедник.

Первый Байкальский: Они же не бродят в лесу бесконтрольно…

ВС: Нет, конечно! Экскурсионная программа делится на две части – «железо» и собственно природа. «Железо» – это инфраструктура, то есть тропы, визит-центры, смотровые площадки, экспозиции под открытым небом и в помещениях, информационные стенды и буклеты, сувенирная продукция. Но, разумеется, турист ожидает увидеть водопады, кедры, бурундучка и медведя, соприкоснуться с природой. Животных увидеть в дикой природе всегда сложно, поэтому это одна из наших главных задач – сделать это возможным. Для этого есть специальные туры – мы организуем путешествия по тропам и создаем водные маршруты, туры с фотосафари.

Первый Байкальский: И каких животных можно увидеть?

ВС:  Все наши территории находятсяв непосредственной близости с федеральными трассами и железными дорогами. Интерактивные экспозиции – это хорошо, но ничто не сравнится с непосредственным эмоциональным восприятием от дикой природы. На наших тропах можно увидеть лесных птиц – дятлов, соек, кедровок, поползней. Кабанский заказник, расположенный в средней части дельты реки Селенги, мы так и называем – царство птиц, рай для орнитологов. Через дельту Селенги ежегодно пролетает до 5 млн. птиц! Именно поэтому его территория внесена в список водно-болотных угодий международного значения, на которые распространяется действие Рамсарской конвенции, главным образом в качестве местообитаний водоплавающих птиц. В заказнике ежегодно образует колонии редкий вид птиц – чеграва. Она является самой крупной крачкой России. В Алтачейском заказнике – самая высокая плотность диких копытных животных в Сибири за счет высокоэффективной охраны и специальных биотехнических мероприятий – подкормки благородных оленей, сибирской косули, кабанов. Более 45 га подкормочных полей, 45 солонцов, 6 подкормочных площадок для кабана и, в первую очередь, надёжная охрана заповедных территорий, в том числе, с помощью космического мониторинга.       

Первый Байкальский: Сколько туристов к вам приезжает за год?

ВС: Основной поток туристов  –   конечно, жители нашей страны. Приезжают к нам и иностранные гости. Западноевропейские и американские туристы отличаются большим интересом к природе. Не в обиду нашим, большинство – иностранцы. В том числе – Япония, Китай, Австралия, Германия и другие страны. С 2011 года по количеству приезжающих к нам туристов идет возрастающий тренд. В 2017-18 годах к нам приезжало 18-20 тысяч. До 2011 года – не более двух тысяч. Главное, что нужно понимать, – заповедник никогда не превратится в турбазу. У нас для посещения открыто всего 5% территории.

Первый Байкальский: Опасаетесь влияния антропогенного фактора?

ВС: Не нужно бояться, нужно контролировать. Есть такое понятие – видимая рекреационная нагрузка. Я всегда удивляюсь, когда ее пытаются высчитать по формулам. Есть простое правило: при видимых изменениях нужно полностью перекрывать поток туристов. И строить соответствующую инфраструктуру. Если будут деревянные тропы, никто не полезет в дикую чащу. Если есть кострища – не надо жечь костры где попало. И – контроль. За нарушения строго наказывать, штрафовать. У нас в гнездовой период на остров крачек-чеграв и близко не подпускают туристов. Это то, что нужно сделать и на Ольхоне. Так, запрещается посещение Кабанского заказника в период кладки и насиживания яиц водоплавающих и околоводных птиц (с конца ледохода до 15 июля).

Первый Байкальский: А как вы обеспечиваете охрану заповедника, заказника от браконьеров?

ВС: К сожалению, есть варвары, которые видят большое количество животных, например, в Алтачейском заказнике, стремятся проникнуть и пострелять.  Прямо сейчас идет судебное разбирательство по четырем браконьерам, которые 30 декабря 2016 года убили трех косуль. Возбуждается 4-5 уголовных дел – это уже с большим ущербом, когда мы задерживаем с оружием и убитыми животными. Иногда это рыбалка в Кабанском заказнике. Но за 50 лет существования заповедника выстроена эффективная система охраны, и такие крупные происшествия, как убийство животных, стали единичными. В год 100-150 нарушителей режима мы привлекаем к административной ответственности. Также встречаются неразумные туристы, которые посещают заповедные участки по недоразумению. Случаются экзотические нарушения, такие как низкий пролет на вертолете – а ниже 2000 метров летать запрещено.

Первый Байкальский: Экологическое образование и просвещение необходимо и для людей, которые живут рядом с заповедником, верно?

ВС: Да, нужно. Не все ведут себя ответственно – рубят кедры, бросают мусор, моют машины, допускают поджоги травы. Нарушения есть, но уровень образования повышается. Прежде всего, за счет того, что у нас очень хорошие отношения с местной школой. В ней идут различные образовательные программы, организуются кружки и летние лагеря. Вода камень точит – так и наши усилия в увеличении количества экологически ответственных людей медленно, но дают свои плоды.       

Первый Байкальский: И, напоследок, расскажите, как будет проходить празднование юбилея.

ВС:  В сентябре – юбилейные торжества с друзьями и гостями, а также сотрудниками заповедника, в том числе будут приглашены бывшие сотрудники. Гости – это сотрудники других заповедников, представители власти и природоохранных структур и местные жители. Волонтеры и спонсоры. Программа не утверждена – наверное, ее еще преждевременно анонсировать. В октябре проведем научно-практическую конференцию. Подведем итоги трудовых свершений, не хотелось бы ограничиться банальными фуршетами. Хотелось бы и из праздника извлечь пользу. Например, найти помощников в подкормке диких животных. Хотим выпустить юбилейную книгу об истории заповедника, его заботах и проблемах, составить фотоальбом. Кстати, работа над книгой «Южный Байкал: 50 лет сохраняя природу» уже идет. Так что к юбилею мы идем уже сейчас.

 

 

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
pic

В заповедниках и национальных парках, находящихся на Байкале и Байкальской природной территории, уже не одно десятилетие трудятся работники, для которых сохранение озера и его уникальной природы — не просто работа, а дело всей жизни.

pic

Новый #дневникволонтера от Анастасии Малаховой, которая приехала на зимний проект Большой Байкальской Тропы в Байкальский заповедник и поняла, как каждый из нас может влиять на экологию и почему так важно путешествовать со смыслом.

pic

Две истории о том, как любовь к Байкалу помогла найти дело всей жизни.

pic

Новый #дневникволонтера — почти что речитатив от Натальи Зотовой, которая отправилась на проект ББТ «Тропа Испытаний» и навсегда изменила свое отношение к волонтерству и… жизни.

×
Хотите знать, где у нерпы санаторий?

Читайте нас в Яндекс Дзен

Хочу!

Больше не показывать