Вопрос #9: Если энергетики ни в чем не виноваты, отчего тогда мелеет Байкал?

Вопрос #9: Если энергетики ни в чем не виноваты, отчего тогда мелеет Байкал?

© Фото: http://depositphotos.com/
У затянувшегося маловодья на Байкале — множество причин, на которые никакие злые энергетики, как и просветленные экологи, повлиять вообще не в состоянии.

Вероятно, из-за локальных и глобальных климатических сдвигов. От сокращения расхода сквозь ГЭС проблема точно не рассосется. На самом деле, уровень Байкала снижается уже пять веков подряд. Высокие исторические горизонты воды, которые повторяются один раз в 65-70 лет, стали на полметра ниже, чем 500-600 лет назад. За последние 100 лет максимальная амплитуда колебаний уровня озера составила 2,17 метра. Но сейчас специалисты разводят руками — степень неопределенности выросла, глобальные изменения климата отражаются на озере все сильнее.

На самом деле, уровень Байкала снижается уже пять веков подряд. 

В статье ученых ИСЭМ им. Мелентьева СО РАН «Ангаро-Енисейский каскад ГЭС в условиях изменяющегося климата», опубликованной в журнале «Энергетическая политика» (№4 за 2017 год), написано прямо: «колебания водности во многом определяются климатическими изменениями». В частности, значительным повышением температур в Арктике. Там тает лед и становится теплее, а вероятность проявления экстремальной летней жары в районе Енисея, Ангары и Байкала возрастает. «Дефицит водности на озере Байкал определяют, прежде всего, положительные аномалии летних температур», — отмечают ученые.

Изучив особенности в распределении атмосферных осадков — основных механизмов формирования маловодных периодов 1976-1982 годов, 1996-2013-х и 2014-2017 годов (да, не удивляйтесь, мало воды на Байкале уже бывало) — специалисты ИСЭМ СО РАН обнаружили как общие черты, так и принципиальные различия, связанные «с изменением внутрисезонных процессов переноса влаги и особенностей циркуляции атмосферы в бассейне озера Байкал». Оказалось, что нынешнее экстремальное маловодье характеризуется «отрицательными аномалиями атмосферных осадков в сочетании со значительными положительными аномалиями температур воздуха по всей территории бассейна». «Пространственное распространение этих аномалий имело масштабный характер — почти на всю юго-восточную Азию. Следствием этого стала чрезвычайная засуха, с пожарами и снижением уровня грунтовых вод в населенных пунктах на побережье озера» (так вот почему высохли колодцы в Бурятии!).

Чего нам ждать

Будущее туманно: адекватные методы и модели, позволяющие сегодня получить надежные долгосрочные гидрометеорологические прогнозы, пока не разработаны. Данные исключительно гидрометеорологической статистики (более 100 лет) уже не помогут — климат меняется слишком быстро и серьезно. Диспетчерские графики, сформированные на основе статистики притоков в водохранилища за годы работы Ангарского каскада, больше для эффективного регулирования не подходят. В то же время никакой катастрофы в нынешнем маловодье ученые не видят. «Ни о каком катастрофическом обмелении Байкала речи не идет даже близко. В периоды с 1973-го по 1983-й, практически десятилетие, уровень Байкала был близок к 455,5 метрам ТО, а начиная с 1980 года опускался еще ниже. Да, на Байкале сейчас наблюдается период относительного маловодья. И уровни несколько ниже того, что мы наблюдали в начале столетия. Но совершенно очевидно, что никакой катастрофы нет. Байкал способен пережить и прекрасно функционировать и при более низких уровнях, как это было в 1970-х и 1980-х годах. И никаких существенных экосистемных последствий эти флуктуации не вызовут», — подчеркивает директор НИИ биологии Иркутского госуниверситета Максим Тимофеев.

«В настоящее время на состояние речного бассейна мощное влияние оказывают природные факторы, связанные с изменением климата и отсутствием осадков. Массовые пожары в лесах не только серьезно снижают водорегулирующую роль лесов, но и отражаются на ухудшении качества поверхностных вод. И, как следствие, в бассейне озера Байкал продолжается маловодный период», — отмечалось на декабрьском заседании Совета по науке и инновациям при главе Бурятии.

Если уж общественников так сильно волнует сток из озера, который действительно можно регулировать (для того на реках и строят плотины) — что, собственно, уже и происходит несколько десятилетий — то для полноты картины не мешало бы вспомнить и о притоке. Байкал — не тазик и не ванна, и прямой зависимости между приходом и расходом в нем нет (как любят упрощенно представлять некоторые т.н. «специалисты»); виноваты испарения. Тем не менее, от способности озера к самостоятельному восполнению водных ресурсов зависит очень многое. Еще со времен исследований И.Д. Черского известно, что в Байкал впадает 336 постоянных водотоков (рек и ручьев), берущих начало на территории Монголии, Бурятии и Забайкальского края. Так называемых распадков, по которым вода течет лишь какое-то время (например, в периоды интенсивных дождей во влажные годы), намного больше — в два-три раза минимум. Но это, на самом деле, теория.

Беда в том, что натурных исследований никогда не проводилось. Например, в декабре прошлого года директор Байкальского института природопользования СО РАН Ендон Гармаев открыто заявлял, что с устаревшими данными сложно изучать причины обмеления Байкала. И что нужно бы провести инвентаризацию поверхностных водных объектов хотя бы в Бурятии — для точного учета в водном кадастре. По словам ученого, в соседней Монголии такую работу провели и выяснили, что за последние два десятилетия в стране пересохло 450 озер и больше 700 рек: «У нас сегодня количество водных объектов тоже гораздо скромнее на самом деле. Но точную цифру, сколько рек впадает в Байкал в условиях наблюдающегося несколько лет маловодного периода, никто не скажет».

О том, что небольшие речки, питающие Байкал, истощаются или высыхают, свидетельствуют и данные Лимнологического института СО РАН — единственного в России научного учреждения, которое занимается исключительно изучением озера. «Речки на севере, Баргузин, Верхняя Ангара и другие, которые до сих пор давали до 50% стока в Байкал (остальное приходится на Селенгу), раньше имели повышенный сток. Но в последние годы он падает», — отмечал в одном из интервью директор института Андрей Федотов. За Селенгу (50% притока в озеро) также стоит волноваться. Существенные изменения в бассейне реки ученые фиксируют уже с 1996 года — прежде всего, в распределении осадков и других метеопараметров (геопотенциал, относительная влажность и др.). В последние годы приток воды в Байкал по Селенге составляет около 60–70% от многолетней нормы. Одна из причин — резкое и продолжительное ослабление Юго-Восточного муссона, который приносил в бассейн реки большое количество влаги.

По данным из нового издания книги академика Г.И. Галазия «Байкал в вопросах и ответах», «учитывая современную погодно-климатическую ситуацию, связанную с потеплением и иссушением Северного полушария и бассейна Байкала, а также исчезновением на этой территории из-за неумеренной вырубки лесов около 150 рек и речек, есть основание полагать, что в Байкал впадает в настоящее время меньшее количество притоков, чем их было в прошлом веке». Этой проблемой нужно активно заниматься — как минимум, запретить рубку леса и вложиться в лесовосстановление, активнее предотвращать пожары, убеждать Монголию не перегораживать высыхающие реки в бассейне Селенги плотинами. Поле для активных действий обширное, но пока не очень вспаханное.

Читайте далее: Вопрос #10: В Бурятии каждый год пересыхают колодцы и люди остаются без воды. ГЭС ни при чем?

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
pic

18 апреля мир отмечает Международный день памятников и исторических мест. На Байкале таких объектов более 300. Рассказываем о самых важных из них.

pic

Рассказываем, что происходит с колебаниями уровня воды на Байкале и чего ждать в будущем месяце.

pic

В 1976 году на территории Закаменского района районным охотоведом Иваном Сизовым был создан государственный заказник Снежинский.

pic

Продолжаем рассказывать, как изменяется уровень Байкала и почему это важно.