pic
pic
© Фото: http://depositphotos.com/
29 января #нерпа

Не стреляйте в нерпу

Начало года ознаменовалось большим экологическим скандалом. Один из туроператоров Иркутска предложил необычную услугу — охоту на байкальскую нерпу.

Это милое и смышлёное животное давно стало символом и Байкала, и Прибайкалья. В областном центре и в Листвянке, туристической мекке области, много лет работают и пользуются огромной популярностью два нерпинария. Предложение охотиться на водоплавающего зверька вызвало бурю негодования. Дело дошло до природоохранной прокуратуры. Сегодня ситуация урегулирована — варварская услуга из прайса туроператора исчезла, сайт по старой ссылке «Охотничий тур на нерпу» выдаёт «ничего не найдено», чиновники принесли экологам заверения, что нерпе ничего и никто не угрожает. А мы попытались разобраться, что произошло на самом деле и как это стало возможным. И есть ли хоть какие-то причины охотиться на нерпу.

Недоразумение

Мы дозвонились до туроператора «Байкал-сафари» и попросили рассказать о запрещённой охоте. Организатор туров Максим охотно объяснил, что произошло. Он утверждает, что речь об охоте туристов на нерпу не шла. Вся шумиха случилась из-за неверно сформулированной информации на сайте «Байкал-сафари».

«Байкал-сафари»: В Интернете появилась немного некорректная информация. Мы предлагали не охоту, а фотоохоту. Если быть точнее, то услуга подразумевала вывоз групп туристов в стойбище к эвенкам, которые, в соответствии с законом, занимаются традиционной национальной охотой. Конечно, никто не предлагал людям самим убивать животных, они могли наблюдать со стороны и сделать фотографии. Акцента на этом мы не делали, это только один из туров. Но мы решили — раз уж эвенки этим занимаются, почему бы не показать это людям.   

«Первый Байкальский»: Где это должно было происходить?

«Байкал-сафари»: Это север Байкала. Точной локации я не знаю, слышал только, что где-то там, на побережье, находится эвенкийская община. Этим должны были заниматься подрядчики, к которым мы бы обратились при поступлении запроса. Я должен особо отметить, что ни одного подобного заказа за полгода существования услуги так и не поступило. Популярностью этот тур не пользовался совершенно.

«Первый Байкальский»: Когда и как у вас начались проблемы из-за этого пункта прайса?

«Байкал-сафари»: Ну, я бы уточнил, что начались не проблемы, а произошло недопонимание. Какие-то иркутские блогеры увидели услугу, опубликовали на своих ресурсах, и акцент ставился именно на то, что предлагается убийство нерпы за деньги. И покатился снежный ком. Представители общественности обратились к своему депутату, тот сделал депутатский запрос в природоохранную прокуратуру. У нас провели проверку, разговаривали с нашим руководством.

«Первый Байкальский»: Верно ли, что в результате общения с прокуратурой услугу убрали с вашего сайта, и вы больше не занимаетесь организацией подобных туров?

«Байкал-сафари»: Да, мы убрали её совершенно без сожаления, поскольку спроса не было, а внимание к нам из-за неё оказалось негативным. С другой стороны, мы изменили суть самой услуги. Есть тур «В гости к эвенкам», в котором нет ни нерп, ни охоты. Но в эвенкийское стойбище желающие могут совершить экскурсию, как и раньше.

Этическое преступление

Это «недопонимание» напомнило об одной актуальной проблеме. Охота на нерпу обсуждается ведь не только в рамках «сафари» — некоторая часть учёных утверждает, что у байкальского тюленя в природе нет естественных врагов, кроме человека. И, раз охота запрещена, популяция нерпы на Байкале может неконтролируемо увеличиваться, что нанесёт ущерб ей самой — истощится кормовая база, животные начнут слабеть и болеть, возможны массовые падежи, подобные тому, который случился в прошлом году, когда без видимых причин погибло около 140 нерп.

Нам удалось поговорить с едва ли не последним в Иркутске специалистом по изучению байкальского тюленя. В 90-х Евгений Баранов, который сегодня возглавляет иркутский нерпинарий, работал в давно расформированном отделе по изучению этого водоплавающего животного в Лимнологическом институте.

«Первый Байкальский»: Есть смысл охотиться на нерпу, чтобы регулировать её численность?

Евгений Баранов: Начать нужно с того, что интеллектом нерпа подобна дельфину — мы это доказали за время работы нерпинария. Это очень умное и обаятельное существо. Так что убивать её — это этическое преступление. Особенно когда убивают бельков, детёнышей нерпы.

«Первый Байкальский»: Но если рассуждать не эмоционально, а рационально? Контроль численности и всё такое…  

Евгений Баранов: Рационально необходимости убивать нерпу нет и никогда не было. Она сама регулирует свою численность. Деторождение у самок напрямую зависит от внешних условий. Если они становятся неблагоприятными, не хватает пищи, стрессовая ситуация, болезни, плохо встал лёд, или даже в непривычных условиях, если её переместить, — у самок есть способность к рассасыванию эмбриона, часто случаются выкидыши. В 60-х годах иркутский учёный Пастухов проводил исследования, которые показали, что у большого процента нерп беременность не доходит до родов. После спаривания у нерп проходит линька. Так вот, первые два месяца, до линьки, эмбрион находится в зачаточном состоянии. Вроде, по всем признакам, нерпа беременна, пора рожать — а зародыша в теле нет. Если условия неблагоприятные, эмбрион не переходит в стадию развития. Как нерпа реагирует на неблагоприятные условия, показывает то, что в мировой практике до сих пор нет прецедентов, чтобы нерпа рожала в неволе. На воле она размножается быстро и сама регулирует свою оптимальную численность. 

интеллектом нерпа подобна дельфину — мы это доказали за время работы нерпинария. Это очень умное и обаятельное существо. Так что убивать её — это этическое преступление

«Первый Байкальский»: Как вы относитесь к охоте на нерпу? Имеется в виду, что даже если люди, думая о контроле численности, какую-то часть поголовья истребят, она же, как вы говорите, быстро восстановится?

Евгений Баранов: Когда человек нагло вмешивается в природные процессы, ничего хорошего не получается. В данном случае ситуация опасна «эффектом качелей». Человек объявляет квоты на отстрел, начинает охоту. Это при том, что никакого экономического эффекта от охоты на нерпу нет — в пищу она не пригодна, а шкуру невозможно продать за такие деньги, чтобы получить прибыль. Ведь переработка и утилизация отходов стоят гораздо дороже, чем выделанная шкурка. Нерпа, пользуясь способностью самой контролировать оптимальную численность стада, начинает быстро рожать. Человек хватается за голову — «Ах, нерпа расплодилась», хочет контролировать поголовье и уничтожает часть популяции. Смысла — никакого! 

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
pic

На протяжении двух дней, 30 и 31 октября, уровень озера Байкал поднимался до отметки 456,99-457,01 м над уровнем Тихого океана. Озеро, которое на протяжении четырех лет переживало период тяжелого маловодья, преподнесло очередной сюрприз.

pic

Уровень Байкала по-прежнему остается одной из самых обсуждаемых тем среди экологов и ученых на озере. Рассказываем, как он изменился за лето, почему растет и чего ждать дальше.

pic

Закрыть Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат оказалось проще, чем избавиться от тех шрамов, которые он нанес озеру Байкал.

pic

18 апреля мир отмечает Международный день памятников и исторических мест. На Байкале таких объектов более 300. Рассказываем о самых важных из них.