В гостях у хозяина Тайги: экология охоты коренных народов Байкала
В гостях у хозяина Тайги: экология охоты коренных народов Байкала
© Фото: Первый Байкальский
6 ноября

В гостях у хозяина Тайги: экология охоты коренных народов Байкала

6 ноября по инициативе защитников природы в мире отмечается День памяти животных, погибших по вине человека. Таким образом общественность старается привлечь внимание людей, не безразличных к судьбе «наших меньших братьев».

Ежегодно сотни тысяч животных гибнут из-за действий охотников и браконьеров, поставщиков сельскохозяйственной продукции, изготовителей модной кожаной и меховой одежды… Принимаются международные Конвенции по охране животных, в отдельных странах введены специальные законы, предусматривающие ответственность за жестокое обращение с животными.

Но зачастую кажется, что мы «изобретаем велосипед»! Уникальный опыт уважительного сосуществования человека и представителей животного мира буквально рядом с нами, в охотничьей культуре и традициях коренных народов Прибайкалья – эвенков (тунгусов) и бурят.

Экологические правила охоты коренных народов Прибайкалья

Культовое отношение к лесной живности у сибирских народов складывалось тысячелетиями. Это во многом объяснялось тем, что животные, в буквальном смысле слова, обеспечивали повседневную жизнь исконных обитателей Байкала: снабжали продуктами, шкурами для одежды, материалами для жилища, лекарствами животного происхождения… Но крупного зверя добывали только ради мяса, а пушного – ради меха. Понимания «охоты ради охоты» просто не существовало! И эвенкийский, и бурятский примеры – это интереснейшие образцы не только приспособления человека к очень непростым природным условиям своей среды обитания, но и гармоничного, и безболезненного «включения» в экосистему региона.

Наступление сезона охоты у бурят считалось временем торжественным. Они наряжались в парадные шубы и проводили обряд очищения. И в самом деле, не на охоту же ехали, а в гости к хозяину тай­ги Хангаю, хозяину всех зверей и птиц. Бурятская молва представляла его величественным седобородым стариком, разъезжающим на лошади. Был хозяин тайги добр и милостив, но только к тем, кто не нарушал его покой. Поэтому существовали суровые правила поведения человека в тайге: следовало соблюдать чистоту и порядок, не шуметь, особенно на таборе. Запрещалось лить воду на тропы, валить деревья возле своей стоянки, разводить беспорядок, бросать в огонь шерсть, войлок или что-то еще, что могло издавать резкий неприятный запах, петь песни и громко кричать, особенно в период гнездо­вания птиц, так как это могло спугнуть их с мест гнездовий.

Буряты считали, что Хангай любит слушать сказки, которые способны расположить хозяина тайги к охотникам. Поэтому существовала интересная традиция ради удачи в охоте брать с собой в лес сказочников-улигершинов (онтохошинов), которые получали долю добычи наравне с охотниками.

Обряд жертвоприношений седобородому старцу проводили и до, и после охоты, а с каждым из встретившихся на пути людей удачливый охотник должен был обязательно поделиться своей добычей. И это не просто «жест доброй воли». Если человек принял охотничий дар, то он как бы разделил ответственность за пролитую кровь.

Многочисленные промысловые запреты, приметы, обряды во многом имели исключительно материальные практические корни и были связаны не только с прекрасным знанием образа жизни и повадок животных, но и своеобразной промысловой этикой, стремлением человека и в дальнейшем обеспечивать себя пищей:

– охота производилась только на взрослых самцов, убийство самки расценивалось как негативное деяние;
– детенышей, потерявших мать, нельзя было оставлять в живых, потому что они обречены на страшную голодную смерть;
– запрещалось заниматься охотой в местах, где проходил отел лосей, косуль, маралов;
– нельзя было затевать охоту, если животные находились в бедственном положении после засухи, половодья, гололедицы, бескормицы.

Буряты полагали, что стремление к получению богатой добычи не должно быть безграничным: нельзя убивать зверей понапрасну, оставлять подранков. Существовало поверье, что за всю свою жизнь бурят-охотник не должен был убить больше 99 медведей. Жадный охотник может потерять своих детей, что произойдет как бы взамен убитых сверх меры зверей

Дань уважения к добытой дичи

Фото

И буряты, и эвенки с глубоким поч­тением относились к животному миру, что, естественно, не было случайностью. Ведь, например, согласно легендам, хори-буря­ты произошли от небесной девушки-лебе­дя, а первым бурятским шаманом был орел. Многочисленные охотничьи правила удачно сочетались с требо­ваниями природы, поэтому естественным образом превратились в своеобразный свод таежных зако­нов.

Крайне показательно отношение к добытому зверю в промысловой традиции эвенков.

Среди охотников существовало стойкое убеждение, что звери и рыбы понимают человеческую речь. Соответственно, категорически воспрещалось говорить неодобрительно даже о самой незначительной добыче, а тем более оскорблять ее. Чтобы не спугнуть зверя раньше времени, охотники употребляли различные иносказания о своих возможных действиях.

Эвенк-охотник обязан был уважительно относиться к уби­тому зверю, даже свежевать его только по определен­ным правилам. Во всем необходимо было знать меру. Легенда гла­сит: «Однажды во время осенней охоты два эвенка побили столько лосей, что не смогли их ободрать и привести в надлежащий по­рядок. Часть зверей пришлось бросить. Хо­зяин тайги наказал за это охотников. Оба скоро заболели и умерли».

В честь ценной добычи устраивался праздничный ужин. Разговоры охотников во время него были посвящены исключительно эпизодам прошедшей охоты, причем о добытом звере говорили очень доброжелательно; подчеркивалось, что этот ужин варится в честь «почетного гостя», а перед началом трапезы «почетного гостя» приглашают к котлу.

Голову добытого лося или дикого оленя обязательно привозили домой для совершения специального обряда, где клали на почетное место, на специально расшитый коврик, причем четко мордой к огню. На печь или костер ставили сковороду, раскаливали и бросали и в нее, и в огонь жир. Дымом от сгоревшего жира окуривалась голова добычи, все ритуальные предметы, а охотник обращался к духу-покровителю людей и оленей с просьбой «послать еще одного такого». Только после этого приступали к разделке и варке мяса.

Снятая с куницы или соболя шкурка вывешивалась на видном месте, а чтобы добычу не оскорбил кто-нибудь из посторонних, шкурки снимали ночью.

У эвенков бытовало убеждение, что убитый зверь должен возродиться, пусть и в виде другой особи. Поэтому все его останки тщательно собирали, а затем закапывали или складывали в укромном месте.

Так же уважительно относились и к пойманной рыбе.

И именно знание образа жизни и повадок животных позволяло коренным народам избирать и соблюдать нужные сроки, объемы и объекты охоты, не истощая при этом естественные природные запасы.

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
В гостях у хозяина Тайги: экология охоты коренных народов Байкала

Первый в России фестиваль скорости на льду в фильме Discovery Channel.

В гостях у хозяина Тайги: экология охоты коренных народов Байкала

В большой семье байкальских рек у каждой есть свое определенное место. В полной мере это относится и к маленькой пятнадцатикилометровой Иринде, текущей в районе Баргузинского хребта по Северо-Байкальскому району Бурятии, на территории знаменитого Баргузинского заповедника.

В гостях у хозяина Тайги: экология охоты коренных народов Байкала

Если посмотреть на Тажеранские степи со спутника, это они похожи на паутину – так много здесь накатанно дорог...

В гостях у хозяина Тайги: экология охоты коренных народов Байкала

Когда белых пятен на карте уже не осталось, новыми первооткрывателями стали те, кто ищут новые пещеры, — спелеологи. Гость Первого Байкальского расскажет про этические правила посещения пещер, загадку тепловых аномалий и назовет 5 лучших пещер Прибайкалья.

×
Хотите знать, где у нерпы санаторий?

Читайте нас в Яндекс Дзен

Хочу!

Больше не показывать