Люди-невидимки, оберегающие природу
© Фото: Окский биосферный заповедник
6 апреля 2022 #животные

Люди-невидимки, оберегающие природу

Зачем работники нацпарков становятся «приемными родителями» для вымирающих видов и как подсчитывают численность животных и птиц

Национальный парк – это история не только про экотропы, строгие правила и неприкосновенность природы. Это еще и особые доверительные отношения между человеком и животными. Стараясь оставаться незамеченными, специалисты ходят по следам млекопитающих и слушают голоса птиц, чтобы их подсчитать. В экстремальных условиях они подкармливают своих подопечных. А иногда даже надевают костюмы животных и становятся «приемными родителями» для краснокнижных видов. Обо всем этом в программе «Навстречу» рассказала Светлана Бабина, заместитель директора по научной работе ФГБУ «Заповедное Прибайкалье».

Первый Байкальский публикует самые интересные фрагменты интервью.

«НАЦПАРК – ЭТО КАК МАГАЗИН ПЛОЩАЬЮ 1 МЛН ГА, ГДЕ ВСЕ ДОЛЖНО БЫТЬ УЧТЕНО»

Светлана Геннадьевна, расскажите, как ваши специалисты помогают сохранять природу?

В нашей стране существует целая сеть особо охраняемых природных территорий, и у них разные статусы. Есть очень строгие – это заповедники. Есть такие, где разрешен туризм, – это национальные парки. Есть заказники, где возможно частичное ведение хозяйственной деятельности. В «Заповедное Прибайкалье» входит четыре территории: Тофаларский заказник, Байкало-Ленский заповедник, заказник Красный Яр и Прибайкальский национальный парк, популярный у туристов.

Фото: Заповедное Прибайкалье
Фото: Заповедное Прибайкалье

У каждого специалиста в нацпарке своя функция: кто-то изучает, кто-то охраняет, кто-то просвещает, кто-то принимает гостей. Например, государственные инспекторы в основном разбросаны по нашим лесничествам и часто выезжают на территории с разными задачами: патрулирование, охрана, помощь научному отделу. Научные сотрудники, которые занимаются изучением растительного и животного мира, отправляются «в поля» по мере необходимости, затем возвращаются, обрабатывают данные, делают свои заключения.

Как ученые понимают, что тому или иному виду нужна помощь?

– Для этих целей организован мониторинг. Прежде всего, это поиск животных и их учет. Мы, как в магазине, должны знать, сколько у нас чего и где оно находится, чтобы оперативно осуществлять руководство территориями. Учет животных – это очень трудоемкий и масштабный процесс, поскольку «Заповедное Прибайкалье» охватывает более 1 млн гектаров. Когда мы видим, что численность животных уменьшается, или вовсе не встречаем какой-то вид, то начинаем принимать меры.

ТЫ УЗНАЕШЬ ЕЕ ИЗ ТЫСЯЧИ: по следам, на токах, по голосу

– А каким образом ведется подсчет животных? Глазом, с помощью камеры, квадрокоптера, по следам?

– Вы перечислили многие из тех средств, которые мы применяем. Традиционный и, наверное, самый масштабный – это учет зимним маршрутным методом. Нам не обязательно при этом видеть животное: достаточно пройти по его местам обитания определенный километраж и записать все следы и их пересечения. В дальнейшем эта информация подвергается математической обработке, и мы получаем общую численность животных. Так учитывается, например, белка, соболь, лисица. По России такой метод применяется не только на особо охраняемых природных территориях, но и в охотничьих хозяйствах.

Вот так проводится учет изюбря на реву. Специалист нацпарка имитирует голос оленя с помощью специального манка, вызывая тем самым ответный рев, и ведет запись услышанных голосов. Фото: Андрей Таничев
Вот так проводится учет изюбря на реву. Специалист нацпарка имитирует голос оленя с помощью специального манка, вызывая тем самым ответный рев, и ведет запись услышанных голосов. Фото: Андрей Таничев
Наблюдение за птицами выполняется разными способами: орнитологи ведут учет по голосам, считают особей на токовищах и следят за ними в бинокль во время миграции. Фото: Наталья Оловянникова
Наблюдение за птицами выполняется разными способами: орнитологи ведут учет по голосам, считают особей на токовищах и следят за ними в бинокль во время миграции. Фото: Наталья Оловянникова

Также животных можно считать по голосам – так учитывают птиц. Орнитологи проходят по определенному маршруту, слушают голоса, записывают. Видов птиц очень много, так что это уникальные специалисты.

– Сколько таких в Иркутской области?

– Мне известно четыре человека, которые определяют даже мелких воробьиных птиц. Нужно иметь хороший слух, большой опыт и математический склад ума, поскольку расчеты численности там тоже достаточно трудоемкие. Не завидую людям этой профессии в том смысле, что птицы поют рано и в определенный сезон года. Так что орнитологи – это те люди, которые на кордоне встают раньше всех и уходят в маршруты. Сами они, получается, вынужденные жаворонки.

– А сколько голосов они могут различать?

– Вот сколько видов птиц обитает на территории, столько и должны различать. У нас в Иркутской области, например, только редких видов 57, а фоновых – сотни. При это у разных птиц одной группы, как у родственников, голоса похожи.

Еще учитывают тетеревиных птиц (это глухари, рябчики, тетерева) на токах. По весне во время брачного периода эти птицы собираются стаями на своеобразные «пати», чтобы продемонстрировать себя и свои вокальные способности. Место, где это происходит, называется ток (токовище), из года в год используются одни и те же локации, собирается определенная компания, а мы считаем количество. Здесь не так много видов, с ними все просто, охотовед может и глазом посмотреть.

Птиц учитывают не только летом, но и зимой. На пролете, например. Существует такое явление, как Южнобайкальский миграционный коридор – узкое «горлышко» на юге Байкала, где птицы, улетающие на зимовку, сбиваются в поток.

И специалисты проводят учет на пролете. Нечасто, раз в 5-7 лет. Здесь используется визуальный способ: орнитологи, вооруженные биноклями, сидят и целый день смотрят наверх, считают. Только не ворон, а хищных птиц.

Еще мы учитываем животных с помощью фотоловушек. Вот сейчас используем этот метод для подсчета кабана на прикормочных площадках. Суть в том, что скрытая камера снимает животных в местах концентрации, а затем наши специалисты просматривают тысячи фотографий. Иногда снимки становятся хорошим материалом для экологического просвещения, потому что жизнь животных во многом скрыта от глаза человека, а здесь мы видим ее естественный ход и интересные события.

– Вы сказали «прикормочные площадки». То есть человек помогает животным и в добыче еды?

– Да. Существует такое понятие, как биотехнические мероприятия, нацеленные на поддержание оптимальной численности животных. На особо охраняемых природных территориях нет цели увеличения численности. Но мы должны помочь животным избежать экстремальных ситуаций, в результате которых они могут массово погибнуть. Например, нежданно-негаданно выпало много снега. Для косулей критическая отметка 30-40 см, а у нас может навалить и 80 см, косуля погибнет в таких условиях. Поэтому по территории расставлены стожки сена, сформированы кормушки. То же самое касается солонцов: животных подкармливают только там, где недостаточно соли.

«МЫ СТАЛИ РОДИТЕЛЯМИ ДЛЯ СТЕРШАТ»

– Много у нас животных, занесенных в Красную книгу? Какие самые известные? 

– В Красной книге Иркутской области 89 видов позвоночных, среди них большая часть – это птицы, млекопитающих – 17 видов. На территории нашего национального парка обитает 80% от всех животных, включенных в Красную книгу Иркутской области. Как правило, наибольшее внимание приковано к крупным и красивым видам. Самый известный редкий вид – снежный барс, конечно. У нас его не очень много. Точной цифры не назову, но примерно 10-20 особей, не больше.

– Вообще человеку можно вмешиваться в жизнь природы? Это же естественный процесс: одно животное питается другим, кого-то становится меньше, кого-то больше.

– Человек имеет право вмешиваться, только вооружившись знаниями. Знаниями экологии, биологии видов. Ведь зачастую редкие животные становятся редкими по вине человека, и мы должны компенсировать [этот ущерб]. Кроме прочего, идет процесс вымирания каких-то видов. Чтобы мы все-таки имели возможность и дальше любоваться снежным барсом, тигром, редкими птицами, создаются зоопарки и особо охраняемые природные территории. При желании и правильно выстроенной работе мы можем их восстановить.

– Я знаю, что специалисты нацпарков даже иногда выходят в поля и учат некоторых животных питаться. Расскажите про этот случай.

– Существует такой редкий вид птиц – белый журавль стерх, у него две изолированные популяции: якутская и западная на Ямале. Численность первой не вызывает беспокойства, а вот в западно-сибирской в какой-то момент осталась одна пара. Предпринимались разные попытки генетически разнообразить вид: был создан питомник, там стерхи откладывали яйца, затем эти яйца пытались подложить серому журавлю. Но серые журавли не могут полноценно воспитать стершонка, потому что у них разные виды кормов.

Люди-невидимки, оберегающие природу

Тогда на помощь пришли люди. Чтобы стершонка, родившегося в питомнике, вернуть в природу, нужно научить его летать, самостоятельно кормиться, показать миграционный путь. Не будучи обученным, он погибнет. Была выстроена огромная работа, в которой я принимала участие, – мы были «родителями» для стершат. Работали в болотах, куда нам привозили птенцов в боксах.

Суть в том, чтобы стершонок не видел человека и не привыкал к нему. Поэтому мы должны были выглядеть, как взрослые особо белых журавлей. Специально для этого были сшиты белые костюмы и сделаны уникальные маски на руку, полностью имитирующие голову стерха.

На груди у нас висели приемники, которые издавали определенные звуки. Открывался вольер, стершата видели «маму» или «папу», выходили. Руку с маской мы погружали в болото, пропускали через искусственный клюв растительность, поднимали и показывали, как заглатывать пищу. Стершата – очень внимательные ученики, они разглядывали и повторяли шаг за шагом. Опускали клювики в болото, в конце концов им попадалось что-то съедобное, срабатывал инстинкт, и они заглатывали пищу. Такие прогулки длились целый день.

Сами мы не умеем летать, но учили этому птиц. Распахиваешь руки, как крыло, делаешь взмахи – стершонок повторяет, начинает подхлопывать, постепенно подлетывать. В дальнейшем обучение полетам проводилось с помощью мотодельтапланов. Задача была – пилотировать стершат до безопасного места зимовки. Птиц сопроводили от Ямала до Узбекистана, этот проект получил название «Полет надежды».

 

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
Люди-невидимки, оберегающие природу

Когда замерзает озеро? Как долго держится лед? Какие называются разновидности байкальского льда? Все ответы в наглядной инфографике Первого Байкальского

Люди-невидимки, оберегающие природу

Многие люди, живущие вдоль берегов Байкала, верят в его сверхъестественную силу. Порой озеро считают чуть ли не живым организмом или порталом в другой мир. В канун Дня всех святых мы вспомнили одну страшную легенду...

Люди-невидимки, оберегающие природу

Если открыть дома кран на полную мощность, стакан воды наберется за 1 секунду. Чтобы наполнить таким образом озеро Байкал, пришлось бы не выключать воду 4,5 млрд лет.

Люди-невидимки, оберегающие природу

Почему росомаху называют обжорой? Как выглядит «хостел» для черношапочных сурков? Сколько еды может унести за щеками бурундук? Правда ли, что ондатра ест под водой, не открывая рта? Интересные факты о животных, обитающих на восточном берегу Байкала.