Свет, который ждут: история маячных огней Байкала
© Фото: Первый Байкальский
21 июня

Свет, который ждут: история маячных огней Байкала

Широко распространенное выражение о том, что маяки — самые романтичные сооружения из всех инженерных построек, неслучайно. Огни маяка — это спасительный свет, путеводная линия, надежда, дом…

Как бы хотели, наверное, в середине XIX века байкальские мореходы увидеть в сумерках долгожданный огонек. Но не было тогда еще на озере ничего подобного, а надежду кораблям, борющимся с экстремальными условиями судоходства, могли дать только умение и опыт местных лоцманов-самоучек, старающихся по мельчайшим признакам определить момент рождения одного из свирепых байкальских ветров.

Устройство маячных огней поручается экспедиции Ф.К. Дриженко

Нельзя, конечно, считать, что в XVIII – первой половине XIX в. не предпринимались попытки обезопасить судоходство на Байкале. Еще в 1761 году на Южном (Посольском) берегу соорудили 8-метровый бревенчатый конус, на вершине которого разжигали обыкновенный костер, но систематическая работа по строительству маяков началась благодаря деятельности экспедиции Федора Дриженко.

О самом активном периоде создания системы «маячных огней» мы расскажем, опираясь на отчеты экспедиции и материалы иркутской газеты «Восточное обозрение» (стилистика сохранена).

Вплотную вопрос о необходимости целой цепи маяков был поставлен в процессе строительства Транссиба, а если конкретнее – Байкальской железнодорожной переправы.

Уже первые опыты плавания в ходе работ над переправой «обнаружили необходимость маячных аппаратов, этих успокоительных ночных огоньков на безбрежном водном пространстве. В 45 верстах (верста = 1066,8 м) от Лиственичного есть мыс Голоустный, который версты на три незаметно врезывается в море; движение близ него в туманы подвергает суда постоянным неприятностям».

Доводы Дриженко убедили Комитет Сибирской дороги, который начал финансирование по устройству двух первых маяков (Голоустнинский и в бухте Песчаной). Как писали городские газеты, «явилась возможность приступить к освещению озера маяками, которые должны были в значительной степени обеспечить плавание по озеру не только для больших пароходов и паровых “катеров” местного типа, но и для рыбачьих лодок».

Отношение общества к строительству

Фото

Деятельность экспедиции нашла понимание и сочувствие и со стороны властей, и со стороны местного населения. Пресса сообщала, что «общество крестьян в с. Голоустном уступило по собственной цене запас сухих бревен, а владелец баржи Стрекаловский два раза представлял в распоряжение начальника Экспедиции свою баржу и рабочих для перевозки леса для маяков.

Капитаны пароходов и парусных судов, рыбаки и промышленники не пропускали случая для выражения благодарности за постройку маяков. Особенное значение они приписывали Голоустнинскому маяку, освободившему их от тягостной заботы при прохождении здесь ночью в сильный горный ветер с буксиром чайной баржи, стоившей иногда до 500 000 рублей. Огонек маяков ободряюще действует на путников; капитаны судов перестают говорить, как раньше: «Смотри да смотри, все глаза высмотришь», а наоборот, успокоительно замечают: «Теперь держи на маяк и спи спокойно!» Но особенно благодарны маякам труженики моря – рыболовы, жизнь которых в ночное время постоянно в опасности, особенно при устье Селенги, где свирепствуют буруны».

По инициативе того же Дриженко пароходство взяло на себя обязательство бесплатно поддерживать связь с маяками при помощи своих попутных судов. Иркутский губернатор обратился с просьбой к владельцам судов покровительствовать смотрителям маяков.

Сооружение первого маяка в устье реки Голоустная

Летом 1899 года приступили к постройке «маячных огней» на озере, первый зажегся уже 29 июня. Такая скорость объяснялась просто – необходимости строить дом и специальную отдельную будку не было. По соглашению с директором Иркутской обсерватории, воспользовались надстройкой над крыльцом метеорологической станции, подняли ее на 8 футОв (фут – это примерно 0,3 метра), образовав таким образом маячную комнату, и у ее стены установили маячный аппарат.

Обязанности смотрители Голоустнинскаго маяка с полной готовностью принял на себя наблюдатель этой станции.

Героическая история возведения маяка в бухте Песчаной

При выборе места для постройки маячной будки в бухте Песчаной наилучшим пунктом представлялась недоступная скала Большая Колокольня, разделяющая бухту Песчаную с бухтой Бабушкой.

Постройка этого маяка началась 19 июня 1899 года, огонь зажжен 30 июля, а все работы окончены 2 октября. Строительство маяка – ярчайший пример самоотверженности простого человека, матроса Трофима Сосновского. Высота Большой Колокольни достигала около 80 метров, и «для достижения вершины скалы являлось необходимым строить леса, поднимая их на высокую и очень крутую гору, и стоимость такой работы превысила бы все денежные средства, предназначенные для маяков». С помощью пороховых взрывов следовало, первоначально, очистить на скале площадку для маячной будки. Задачу решили без больших финансовых затрат. Трофим «вызвался взойти на отвесную скалу и исполнил это в течение трех часов с большим риском для собственной жизни. Он занес с собою тонкую веревку, спустивши которую начал поднимать необходимые для сооружения снаряды и инструменты», а затем в течение нескольких часов расчищал там площадку при помощи взрывов. До вершины скалы была построена деревянная лестница в 294 ступени.

Огонь этого маяка в ясную погоду был виден за 50 верст, что «можно объяснить только изумительной прозрачностью воздуха на Байкале».

Итоги «маячного строительства» экспедиции Ф.К. Дриженко

Постройка двух первых маяков не исчерпала всех денежных средств, выделенных на это нужное дело. Поэтому начальник экспедиции решил «немедленно приступить к устройству еще двух маяков: в устье реки Селенги – Харауз, где движение судов всегда очень оживленное, и в проливе Ольхонские ворота, где до тех пор в ночное время почти нельзя было пользоваться превосходными якорными стоянками в совершенно закрытых бухтах».

Свет, который ждут: история маячных огней БайкалаИ в результате к 1903 году на Байкале установили 10 маяков:

– Голоустнинский
– на мысе Большая Колокольня
– Харауз – в устье р. Селенги на правом берегу протоки Харауз
– на мысе Кобылья голова в Малом море
– Туркинский – на горе Туркинской
– Горячинский – на мысе Тонком
– Ушканий – на Большом Ушканьем острове
– Котельниковский – на мысе Котельниковском или Горячем
– Дагарский – при устьях рек Кичеры и Верхней Ангары
– Душкачанский – в устье р. Кичеры на правом ее берегу

Каждый маяк состоял из 15–20-метровой пирамиды с маячной будкой на ней.

Вполне логичным кажется сегодня призыв ряда заинтересованных лиц обратиться к мировому опыту, где с целью сохранения маячных сооружений создаются общества любителей маяков, их охраны.

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
Свет, который ждут: история маячных огней Байкала

В конце прошлого года документальный канал RТД (Russia Today Documentary) выпустил фильм «Как стать шаманом». Первый Байкальский публикует видео для своих читателей.

Свет, который ждут: история маячных огней Байкала

Профессор Иркутского государственного университета доктор биологических наук Федор Эдуардович Реймерс всю свою жизнь занимался физиологией растений. Начинал он простым учителем, а впоследствии стал директором Сибирского института физиологии и биохимии растений и член-корреспондентом АН СССР.

Свет, который ждут: история маячных огней Байкала

На дворе святочные дни — время жечь свечи и вопрошать дух Гоголя о насущном. Пер-вый Байкальский рассказывает, каким был ритуал гадания на Байкале пару веков назад.

Свет, который ждут: история маячных огней Байкала

Предновогодняя суета, казалось бы, не меняется из года в год: нарядить елку, подготовить все к празднику, который придет в полночь, под бой курантов загадывать заветные желания; шампанское, конфетти, бенгальские огни... Привычные нам радостные хлопоты. Но интересно — а как встречали Новый год иркутяне сто с лишним лет назад? Какие традиции с тех пор сохранились, а какие утрачены?

×
Хотите знать, где у нерпы санаторий?

Читайте нас в Яндекс Дзен

Хочу!

Больше не показывать