Поэзия, меланхолия и светлые мечты: дневник норвежского путешественника о Байкале
© Photo credit: https://regnum.ru
12 февраля #история

Поэзия, меланхолия и светлые мечты: дневник норвежского путешественника о Байкале

Рассказываем о книга очерков, которая впервые рассказала Европе о Байкале и о путешественнике, который навсегда влюбился в Россию и написал, пожалуй, самые трогательные строки о Байкале и Сибири.

Фото

В августе 1913 года норвежский путешественник и исследователь Фритьоф Нансен Северным морским путем отправился в экспедицию к устью Енисея. Поездка стала поводом для написания книги «В страну будущего» (Великий Северный путь из Европы в Сибирь через Карское море), которая открыла европейцам славное море Байкал и рассказала о красотах этого дикого края.  

Спутниками Нансена в экспедиции стали Иона Иванович Лид – главный инициатор и директор-распорядитель Сибирского акционерного общества; Степан Васильевич Востротин – золотопромышленник из Енисейска, бывший голова Енисейска, член Государственной думы; и Иосиф Григорьевич Лорис-Меликов – секретарь при русском посольстве в Христиании. Целью поездки (как это принято сегодня называть) было ни что иное как бизнес. Участники должны были завязать постоянные торговые отношения с Центральной Сибирью и «проложить» морской путь через Карское море и устье Енисея.

Однако сам Нансен с самого начала ничуть не скрывал, что целью его путешествия является вовсе не налаживание деловых отношений, а именно что ученый интерес. «Как и почему, собственно, я попал в это общество, в сущности, так и осталось для меня лично загадкой: меня ведь никоим образом нельзя причислить к коммерсантам», – писал он. Для исследователя главным открытием путешествия стал загадочный и дикий сибирский край, а также люди, живущие здесь. В своем дневнике он подробно рассказывает о том, как делегацию встречают в каждом городе, переживает, что им оказывают слишком много почестей, и искренне расстраивается, что не может поговорить с местными на их родном языке. «Можно прийти в отчаяние, когда путешествуешь по стране, языка которой не понимаешь и где тебя самого не понимают», – писал он. Нансен мечтал познакомиться с так называемыми «сибирскими инородцами» и живо интересовался их традициями и обычаями, о которых не без восхищения писал в своем дневнике.

Наконец мы добрались и до этого священного моря, к которому стремились с таким нетерпением. Монголы зовут его «Бай-кул» – Богатое озеро, или «Далай-Нор» – Святое море. О красоте этого озера я много слыхал, но густой туман мешал мне убедиться в этом собственными глазами. Близ первой остановки у станции «Байкал» находилась гавань, где стоял большой ледокол-паром «Байкал», перевозивший раньше через озеро поезда к продолжению рельсового пути; ледокол может пробивать лед до 1.2 метра толщиной и является одним из величайших ледоколов в мире.

Поэзия, меланхолия и светлые мечты: дневник норвежского путешественника о БайкалеЛучшие строки книги посвящены «торжественно-строгой» сибирской природе края, ее простым и величавым линиям. В Сибири Нансен нашел «поэзию, меланхолию, светлые мечты», которых никогда не встречал в европейских пейзажах. Удивительно, но уже тогда, в начале XX века ученый одним из первых предсказал, что этот край ждет великое будущее и что пока что народ Сибири сам не понимает, каким богатством владеет: «Настанет время – она (Сибирь) проснется, проявятся скрытые силы, и мы услышим новое слово и от Сибири; у неё есть своё будущее, в этом не может быть никакого сомнения». Помимо лесных и природных богатств, главной ценностью Сибири, по мнению Нансена, является ее земля – уникальный чернозем, который жители края пока что почти не используют.

По этому-то пути мы ехали теперь вдоль южного берега Байкала. Постепенно туман поредел настолько, что можно было различить ближайшие скалы. Они здесь невысоки, но очень отвесно спускаются к озеру, и дорога постоянно идет туннелями. За день туман еще больше поредел, и мы увидели скалы южнее побережья. Они выше и перемежаются долинами. Свежевыпавший снег лежал на горах, от подошвы до вершин, одетых снегом; сугробов нигде не было видно.

Вдоль южного берега часто попадаются долины с темным суровым сосновым лесом, похожие на наши норвежские лесные лощины между скалами. Здесь красиво, но, говорят, холодно; зато на другом берегу печет солнце. Здесь же местами почва насквозь промерзает, и лес растет над замерзшими слоями. Озеро замерзает окончательно в средине декабря или к началу января, и лед держится в течение четырех с половиною месяцев. Три месяца по озеру ездят на санях.

Не остались без внимания и флора и фауна Байкала. Путешественник подробно описывает рыбу, которая водится в озере, и удивляется прозрачности его вод.

В Байкале и впадающих в него реках водится много рыбы; между прочим – разновидность осетра, живущая в озере, попадающаяся и в реках, главным образом в Селенге. Ловятся также разные рыбы из породы лососей; наиболее распространенные из них омуль и хариус. Такое обилие рыбы может показаться странным, если принять во внимание, что озеро славится своей необычайно прозрачной водой, а это обстоятельство далеко не способствует процветанию планктона.

Любопытно, что свою особую любовь и привязанность к России Нансен сохранил на всю жизнь. Путешественник интересовался событиями, которые происходили в стране после Октябрьской революции, и помогал населению в Поволжье в 20-е годы во время голода. В 1922 году Нансен был удостоен Нобелевской премии мира и значительную часть средств израсходовал на приобретение оборудования для двух машинно-тракторных станций, которые передал правительству РСФСР.

«Мне невольно становится грустно при мысли о том, что я уже простился с обширными задумчивыми лесами Сибири, с ее торжественно-строгой природой, простыми и величавыми линиями. Я полюбил эту огромную страну, раскинувшуюся вширь и вдаль, как море, от Урала до Тихого океана, с ее обширными равнинами и горами, с замерзшими берегами Ледовитого океана, пустынным привольем тундры и таинственными дебрями тайги, волнистыми степями, синеющими лесистыми горами…»

Я полюбил эту огромную страну, раскинувшуюся вширь и вдаль, как море, от Урала до Тихого океана, с ее обширными равнинами и горами, с замерзшими берегами Ледовитого океана...
РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
Поэзия, меланхолия и светлые мечты: дневник норвежского путешественника о Байкале

В конце прошлого года документальный канал RТД (Russia Today Documentary) выпустил фильм «Как стать шаманом». Первый Байкальский публикует видео для своих читателей.

Поэзия, меланхолия и светлые мечты: дневник норвежского путешественника о Байкале

Профессор Иркутского государственного университета доктор биологических наук Федор Эдуардович Реймерс всю свою жизнь занимался физиологией растений. Начинал он простым учителем, а впоследствии стал директором Сибирского института физиологии и биохимии растений и член-корреспондентом АН СССР.

Поэзия, меланхолия и светлые мечты: дневник норвежского путешественника о Байкале

На дворе святочные дни — время жечь свечи и вопрошать дух Гоголя о насущном. Пер-вый Байкальский рассказывает, каким был ритуал гадания на Байкале пару веков назад.

Поэзия, меланхолия и светлые мечты: дневник норвежского путешественника о Байкале

Предновогодняя суета, казалось бы, не меняется из года в год: нарядить елку, подготовить все к празднику, который придет в полночь, под бой курантов загадывать заветные желания; шампанское, конфетти, бенгальские огни... Привычные нам радостные хлопоты. Но интересно — а как встречали Новый год иркутяне сто с лишним лет назад? Какие традиции с тех пор сохранились, а какие утрачены?

×
Хотите знать, где у нерпы санаторий?

Читайте нас в Яндекс Дзен

Хочу!

Больше не показывать