Глеб Верещагин: человек и пароход
© Фото: Первый Байкальский

Глеб Верещагин: человек и пароход

Трудно найти ученого, который сделал для Байкала так же много, как Верещагин. К 133-летию лимнолога — его история любви c Великим Озером

Глеб Юрьевич Верещагин – фигура для Байкала знаковая. Он по праву считается одним из известнейших исследователей Великого Озера. Крупнейший гидробиолог, лимнолог, талантливый ученый-организатор, ставший первым директором Байкальской лимнологической станции, Глеб Юрьевич признавался как непревзойденный специалист в сфере соединения теоретических знаний с возможностями практического использования потенциала озера, его богатейшего природного изобилия.

Во всех воспоминаниях, посвященных Глебу Юрьевичу, говорится о его невероятной трудоспособности, ответственности, умении принимать решения, глубочайшей порядочности, увлеченности любимым делом, преданности науке.

Очарованный Байкалом

Глеб Верещагин: человек и пароходГлебу Верещагину повезло родиться в семье (14 апреля 1889 года), где ценились образование и любознательность. Материальные возможности позволяли Верещагиным проводить летние каникулы на даче в Беловежской пуще. Уже тогда родители обратили внимание на увлеченность Глеба окружающей природой, стремление познать ее. Пришлось купить сыну микроскоп, с которым он больше не расставался.

После окончания в 1908 году Варшавской гимназии Глеб стал студентом физико-математического факультета Варшавского университета, где, избрав естественное отделение, с начала учебы заинтересовался гидрологией.

Байкал – в самом деле мистическое озеро. Как человек, родившийся на другом конце империи, в Тамбовской губернии, получавший высшее образование еще западнее, мог так увлечься таинственным озером, что остался прочно связанным с ним вплоть до самой смерти? Полагают, что виной всему «его величество случай». По воспоминаниям известного зоолога С.Г. Лепневой, зимой 1912 года произошло личное знакомство Глеба Юрьевича с Бенедиктом Ивановичем Дыбовским, приехавшим в Варшаву. «Знакомство было поистине судьбоносным и продолжалось до конца дней. Не на этих ли увлекательных лекциях ученого-изгнанника возникло в живом воображении молодого Верещагина величественное озеро и зародилось стремление разрешить загадку Байкала?»

После окончания в 1913 году университета Глеб Юрьевич очень быстро перебрался в центр империи, заняв должность младшего зоолога Зоологического музея Академии наук. По научной традиции того времени, молодые исследователи должны были заниматься кабинетной деятельностью, получая теоретические знания. А Верещагин стремился к «живой» работе, к участию в экспедиции на Байкал. И в 1916 году его мечта сбылась, а связь с Байкалом уже никогда не прерывалась.

Участие в экспедиции В.Ч. Дорогостайского

В 1916 году Академия наук решила отправить на Байкал экспедицию, и молодой ученый с невероятным трудом сумел стать ее участником. Исследователи сошли на берег в истоке Ангары, около устья речки Каменушки. Основная цель – найти место для установки постоянной станции по изучению озера. Но время было очень ограничено: за два месяца Глеб Юрьевич сумел только два раза проехать по Байкалу на пароходе, побывать на прилегающих озерах да собрать образцы флоры и фауны.

Революция и последующие события Гражданской войны ненадолго прервали эту работу, станция была передана Университету и вышла из ведения Академии наук, но уже с 1925 года Глеб Юрьевич трудится в роли ученого секретаря Комиссии Академии наук по изучению озера Байкал.

«Не человек, но буря!»

В этой роли Г.Ю. Верещагин подготовил план на пять экспедиционных сезонов. Итогом должно было стать создание постоянной научной станции на Байкале. Приехав на место, Глеб Юрьевич, проявив невероятные организаторские способности и талант сплачивать вокруг себя людей, провел работу по подготовке встречи членов экспедиции, приемке оборудования, обеспечению текущей деятельности… Считается, что 25 мая 1925 года был дан старт экспедиции. Условия ее проведения были крайне нелегкими, из плавсредств – только небольшой катер «Чайка». Но результаты труда потрясают.

С 1925 по 1928 годы экспедицией:

– зафиксированы закономерности распределения температур на всех глубинах озера;
– добыта информация о рельефе дна на больших глубинах;
– получены данные о донных отложениях;
– исследовалась структура береговой линии;
– собраны первые материалы о химическом режиме притоков Байкала, особенно реки Селенги;
– охарактеризованы неизвестные виды организмов.

Интерес к возможностям Байкала увеличивался. И Президиум Академии наук СССР в 1928 году провел реорганизацию Байкальской экспедиции в новое стационарное заведение – Байкальскую биологическую станцию, где Глеб Юрьевич сначала был назначен ее заведующим, а в 1930 году избран директором станции, позже переименованной в лимнологическую. На этом посту он оставался до 1944 года. В 1961 году станция преобразовалась в знаменитый Лимнологический институт СО АН СССР.

Научные изыскания Глеба Юрьевича имели народохозяйственное значение, носили практический характер, и ряд промышленных управленческих структур, водных и рыбодобывающих организаций активно использовали сведения по химическому, ветровому и ледовому режиму Байкала.

В годы Великой Отечественной войны Глеб Юрьевич с еще большим энтузиазмом стал относиться к работе, понимая ее значение для обороны страны. Овладели навыками добычи и переработки частиковых рыб. Изобрели и создали специальную жиротопку для налима и голомянки, благодаря которой добывался спасительный ранозаживляющий материал. Углубленно исследовался ледяной покров озера, и говорят даже, что Ладожская «дорога жизни» проходила испытания на Байкале.

Именем лимнолога названо научно-исследовательское судно

Сугубо научные интересы Глеба Юрьевича были невероятно широки и затрагивали смежные отрасли знаний. В своих биологических исследованиях он четко определял цель – выяснение зарождения и истории фауны озера. Он однозначно отстаивал точку зрения о морском происхождении основной части эндемичной фауны и флоры. Верещагин впервые обосновал уникальную специфику глубинных вод Байкала, где:

 – плотность придонных слоев воды больше обычной плотности пресной воды;

– водные массы озера делятся на две глубинные зоны: верхнюю, характеризующуюся температурными изменениями воды на протяжении года, и нижнюю, отличающуюся постоянством температурного режима. 

Умер Глеб Юрьевич внезапно, 5 февраля 1944 года. Похоронен в Листвянке, на берегу озера, которое не отпустило его до конца жизни. Но и сегодня Глеб Юрьевич Верещагин регулярно «выходит» в воды Байкала. Его именем названо научно-исследовательское судно.

 

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
Глеб Верещагин: человек и пароход

Гастрономические традиции сибиряков могут удивить даже искушенного гурмана. Рассказываем, где в пирог кладут рыбу с чешуей, какой аналог суши придумали на Байкале и какую закуску любой якут сможет приготовить за 5 минут.

Глеб Верещагин: человек и пароход

Иркутск постоянно преображается. Его архитектура бережно адаптируется под современные реалии не только благодаря властям, но и бизнесу. Один из последних примеров – здание «Востсибугля». Оказывается, после реконструкции здесь появится еще один этаж. Мы решили разобраться, насколько подобная практика свойственна для города.

Глеб Верещагин: человек и пароход

Авторы проекта «Энергия преобразований» отыскали потомков создателя Курбатовских бань и поговорили с ними

Глеб Верещагин: человек и пароход

По пути на Байкал часто можно видеть людей, которые брызгают молоком в разные стороны или завязывают ленты на столбах. Здесь, на Байкале, это называется «бурханить» – то есть задабривать духов места. Кому можно и кому нельзя проводить этот ритуал, какие существуют правила и почему «бурханить» – не совсем подходящее для этого слово? Разбираемся с шаманом Виталием Балтаевым. 

Глеб Верещагин: человек и пароход