Чайка-Необычайка: грустная сказка с хэппи-эндом
© Фото: Первый Байкальский

Чайка-Необычайка: грустная сказка с хэппи-эндом

Сегодня у нас необычная страшилка: грустная история с берегов Байкала, у которой случился хороший конец...

В бурятском фольклоре – весь дух этого народа и его характер. Особенно интересны сказки, истоки которых уходят в глубины народного бытия. Они отражают неразрывную гармоничную связь с окружающей природой, веру в человечность.

В народных бурятских сказках присутствуют чудотворные предметы, например волшебный камень, способный изменить погоду, или живая вода, оживляющая мертвых. И какой бы страшной или печальной ни была сказка, в ней всегда выдерживается основная мысль: любое зло, даже способное принимать привлекательный образ, будет всегда побеждено добром, милосердием, сообразительностью, великодушием, умом.

Именно такая уникальная органичная взаимосвязь двух миров – мира человека и мира природы – предопределила неповторимую «природную» философию бурятского мироощущения, проявившуюся очень ярко в национальных сказках.

Повествование бурятского онтохошина (сказочника)

Давным-давно это на Байкале было. Осень в тот год была необычайно холодной и ветряной, и все птицы давно уже улетели на юг. И налетел тогда на Байкал бурный шторм-ураган, занес на байкальские берега необычную птицу.

А узнали о ней вот как – на берегу находилась юрта старика Шоно, которого разбудил истошный и громкий крик чайки. Крика такого он никогда раньше не слышал: слишком уж тоскливым и горьким он был. Решил Шоно выйти на берег и посмотреть, кто это так кричит. И перед его взором открылась такая картина – над водами Байкала летела необычная и очень большая диковинная чайка, каких в этих краях не бывает, и такую раньше он никогда не видывал. А занесло эту чайку с севера сильным ураганом.

Где Шоно было понять, что птицу постигло большое горе. И он заспешил поскорее уйти домой.

Поселилась диковинная чайка на Байкале. И хоть было ей здесь рыбы вдоволь, скучала она по своему дому – Ледовитому океану. Сильно ей хотелось вернуться обратно. Ведь была она полярной чайкой, всю жизнь прожившей на берегах океана. И так она скучала по родному дому, что кричала так истошно, что у всех, кто слышал это, в сердце поселялась тоска. Вскоре узнали по ее щемящим крикам о ней все рыбаки Священного моря, все охотники байкальской тайги и гор, и даже шаманы обратили на нее свое пристальное внимание. За необычайную величину прозвали ее Чайка-Необычайка, залётная чайка.

А шаманы стали ее бояться и объявили всем, что эта злополучная птица – нечистая сила, жестокосердая вещунья грядущих бед и несчастий, которые принесла она с собой.

И, несмотря на то, что на Байкале-море, богатом рыбой, было просторно и привольно, Чайке-Необычайке грезились огненно-радужные всполохи далекого северного сияния, полярный глухой снегопад, завывание пурги, лай и бег голубых песцов, могучий прибой студеных волн океана и грозное шуршание блуждающих ледяных гор.

Всеми силами стремилась Чайка-Необычайка вернуться на свою родину. Но долго на Байкале лютовали страшные и сильные ветры, которые не позволяли чайке улететь далеко, уносили они ее неоднократно за байкальские горы. И вот решила она сделать последний рывок – собралась с оставшимися силами и поднялась в небо. Кричала она, как ни кричала еще никогда: печально, надрывно, истошно….

Вот этого-то крика и не вынес старик Шоно: выбежал он на берег, взял ружье и выстрелил в Чайку-Необычайку. От выстрела чайка камнем полетела вниз, упала на прибрежный на песок, вокруг нее разлилась кровь, и замолкла она, как тогда казалось – навсегда…

Старик Шоно подошел к чайке, посмотрел на нее – и тут удивился и испугался он. Сердце у него вдруг оборвалось. Увидел он в глазах чайки чистые родниковые слезы, а на оболочках ее глаз – яркие всполохи холодного северного сияния. И тут понял старик Шоно, что совершил он большую ошибку, убив невинную птицу.

Долго стоял он над ней, жалея ее и не зная, что делать дальше, а потом решил он как-то исправить свою ошибку. Вспомнил, что есть на берегу Байкала такое место, откуда бьют чудесные горячие целебные ключи. А поднимаются они из глубин земли по ходам, которые, как утверждают старые люди, соединяют Байкал с Ледовитым океаном, под землей вода и нагревается. Может, вода родного океана оживит чайку.

Положил он ее в лодку и поплыл прямо к заветному месту. Там набрал он из источника воды в деревянную ложку, окатил мертвую птицу. И, на удивление и радость Шоно, вода и правда оказалась живительной. На глазах старика рана у чайки затянулась, птица зашевелилась и поднялась стремительно в небо. И уже никто не мог ее остановить – высоко-высоко поднялась Чайка-Необычайка, полетела на север, преодолела все встречные ветра и скрылась из вида.

Прошли годы, но из поколения в поколение передается на берегах Байкала эта мудрая тревожная сказка, бередящая душу и заставляющая задуматься о силе духа, преданности родному дому и цене человеческого поступка.

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
Чайка-Необычайка: грустная сказка с хэппи-эндом

30 января Леониду Гайдаю исполняется 100 лет. Его судьба тесно связана с Иркутском: здесь он вырос, окончил школу, работал в театре и придумал свою знаменитую троицу. Кто подсказал ему образы Труса, Балбеса и Бывалого? Для чего режиссер использовал керосин и шампанское на съемках? Проверьте себя без помощи Google!

Чайка-Необычайка: грустная сказка с хэппи-эндом

Только представьте: если бы все буряты верили в приметы, то они не могли бы есть буузы каждый день, греть ноги у костра и выбирать детям красивые имена. Об удивительных табу «Первый Байкальский» спросил у настоящего шамана

Чайка-Необычайка: грустная сказка с хэппи-эндом

Пока все вокруг делятся оригинальными рецептами оливье, мы решили обратиться к блюдам, которые вы точно не увидите на новогоднем столе. Это бурятские деликатесы из субпродуктов. Рассказываем, что из этого является слабостью шеф-повара Энтони Бурдена и вдохновением рэпера Хаски