Великому озеру — большие тропы
© Фото: Первый Байкальский
29 июля #экотуризм

Великому озеру — большие тропы

Мы поговорили с Романом Михайловым, руководителем отдела развития «Большой Байкальской Тропы» о том, какие тропы нужны озеру и как изменилась организация за последние 15 лет.

В Большие Коты мы приплыли рано утром. Байкальский берег был пуст. Выше за причалом стоял большой деревянный дом с белыми треугольными наличниками на окнах – станция биологов. Слева и справа от нее вырастали крыши из серого шифера и блестящего металла. Еще дальше холодный байкальский ветер трепал бесконечный лес.
Мы переоделись в пустом домике биологов и вышли к грунтовой дороге. После ржавеющего трансформатора, окольцованного хилым деревянным штакетником с угрожающими желтыми табличками, дорога сужалась в тропу и уходила в лес.

Тропа шла вдоль берега, спускаясь и поднимаясь плавными холмами. Иногда она превращалась в голый обрыв, тонувший в блестящем Байкале. Спустя 5 часов после долгого серпантина лес закончился, и мы наконец спустились к Листвянке. Это – часть Байкала, которую можно увидеть вдоль самой популярной тропы «Большие Коты – Листвянка».

Вокруг Байкала

Пару веков назад этнографы и географы тратили годы, чтобы обойти Байкал, составляли карты и писали книги. В 70-х, 90-х местные туристы, иркутские краеведы и чужаки-иностранцы обходили Байкал, фотографировали и писали книги.

В своих книгах они часто размышляли о единой тропе, которая бы кольцом проходила по всему байкальскому побережью.

- Сейчас на Байкале нет такой инфраструктуры, которая позволила бы простому туристу безопасно обойти все озеро и не потратить на это полгода, – рассказывает Роман Михайлов, руководитель отдела развития и связей с общественностью в «Большой Байкальской Тропе».

Ассоциация «ББТ» собирает со всего мира волонтеров, которые строят тропы вокруг Байкала.

- В прошлом году мы отметили юбилей – 15 лет, – продолжает Роман. – За это время мы сделали и много, и мало. Наши волонтеры построили 500 км троп – это внушительная цифра. Но любую тропу нужно обслуживать – ремонтировать и расчищать. Мы не можем бросить наши ранее построенные тропы. ББТ не строят единую тропу, они строят систему туристских троп. Такая система есть и в Иркутской области, и в Бурятии. Самые известные участки – 24-километровая тропа из Листвянки до Больших Котов и 34 километра от Котов до Большого Голоустного. Есть и более сложные маршруты, например 100-километровая «Фролихинская прибрежная тропа приключений» на севере Байкала. Несколько лет ББТ с немецкими волонтерами из Baikalplan реконструировали ее участки.

- Тропы проходят, в основном, по заповедникам и нацпаркам. В других местах не всегда можно безопасно пройти, вообще не везде разрешается пройти. Представьте: утесы, скалы, непроходимые таежные леса... Там только медведи живут. Вот, например, Байкало-Ленский заповедник – это 100 км дикого западного побережья, которое зовут «Берегом бурых медведей». Без инспектора с ружьем там нельзя находиться. Но этот участок можно пройти на байдарке.

Фото

Роман Михайлов попал в ББТ 6 лет назад.

- Я хотел не просто гулять с рюкзаком и жечь костры, а приносить какую-то пользу или открывать новые места. Первые пару лет я волонтерил, а потом ББТ выиграла грант, и меня взяли в штат. До этого я работал в турфирме, преподавал английский...

Все тропы строили волонтеры. Кроме волонтеров со всей России, на ББТ приезжают и иностранцы. Из них формируют группу и «забрасывают» в точку проекта на две недели. Волонтеры живут в палатках, готовят на костре и работают 6 часов в день. Они работают кирками, лопатами ровняют землю, расчищают коридоры троп – убирают кустарники и упавшие деревья, строят мосты и гати, устанавливают знаки. Никакой техники не используется, кроме бензопил.

- Это очень дорого и пока необоснованно – если у нас появится проект на подходящем, к примеру, опасном участке, возможно, туда понадобится техника, ведь волонтеров нельзя подвергать опасности.

В этом году ББТ стала ассоциацией и делает 15 проектов при поддержке президентского гранта.
- Проектов много, – гордится Роман. – Сейчас мы работаем в Прибайкальском и Забайкальском нацпарках, Байкальском заповеднике, Баргузинском, в Северо-Байкальском районе и на территориях некоторых муниципалитетов и лесхозов. В Байкальском заповеднике будет пара проектов. Там есть 12-километровая тропа, которая идет через кедровую тайгу до «Медвежьего угла» прямо в хребет Хамар-Дабана. Очень красивое место. Но там сырой климат, тропа часто осыпается, ее размывает – она нуждается в постоянном обслуживании, а людей у нас немного.
Сегодня в штате «Большой Байкальской Тропы» 15 человек. Плюс ядро опытных волонтеров из 10-15 человек.

- На прошлой неделе двое наших специалистов ездили на разведку в долину реки Шумилиха, там будет проект «В страну Баргузинского соболя».

Перед началом любого проекта несколько работников ББТ уходят на разведку – выезжают на место, смотрят объем работ, оценивают состояние тропы: как перезимовала, какие понадобятся инструменты, где брать воду, как забросить группу...

Уже после группа волонтеров с лидером-бригадиром, переводчиком и помощником собирается в стратегической точке – хостеле ББТ в Иркутске, в Улан-Удэ или Северобайкальске – и выезжает на место проведения проекта.

Когда строили Северобайкальск и БАМ, в устье реки Тыя нашли старую деревню, которая была брошена в середине прошлого века. От этой деревни ББТ построят новую 20-километровую тропу до Слюдянских озер. Этот проект начнется в августе.

Три года назад тропу из поселка Большое Голоустное в бухту Песчаную завалило пожарами.
- В прошлом году в Песчанку построено 500-600 метров тропы, в позапрошлом – 300, а нужно – 50 км. Работа идет медленно, ведь все наши основные ресурсы уходят на поддержание старых троп.

Эффект разбитых стекол

Великому озеру – большие тропы- Мы построили тропу от Листвянки до Больших Котов, мы строили бы дальше, но нужно поддерживать ее, летом там самый большой трафик – от 200 до 300 человек в день. Да, эти туристы мусорят, но из опыта скажу, что на одной большой тропе мусора гораздо меньше, чем на маленьких параллельных тропинках. Это, знаете, такой эффект разбитых стекол – если нет нормальной тропы, люди сами создают сеть стихийный тропинок. Если вместо этой сети построить одну большую и безопасную тропу, люди будут ходить только по ней, и количество мусора снизится. И это очень удобно для обслуживания – один человек пройдет и соберет весь мусор.

Правильно построенная тропа – это инфраструктура экотуризма. На тропе мусора стало меньше, но туристы оставляют его в Больших Котах. Оттуда очень сложно вывезти мусор, туристы об этом не знают.

- Да, для Котов вывоз мусора – большая проблема, но когда появилась тропа, поселок расцвел – открылись гостевые дома, магазин стал работать весь день, а не пару часов, как раньше. И хотя мы не знаем, как все-таки местные относятся к туристам, но то, что наши тропы приносят пользу Прибайкальским поселкам, – факт.

Проекты не только для Байкала

В Шелеховском районе на Олхинском плато есть скальник Витязь – очень популярное место. Летом утренние электрички везут туда десятки туристов и вечером забирают назад. Туда давно ходят все – школьники, городские бабушки, офисные клерки и спортсмены-скалолазы.

-  Все хотят, чтобы это место сделали природным парком регионального значения. Мы стараемся быть активными драйверами этой идеи и в этом году делаем там 4 проекта.

Три года ББТ планирует обустраивать маршруты к 20 скальникам на Олхинском плато.
- Отремонтируем тропы – уберем корни, зароем ямы и лужи, построим мостики. Несколько лет назад там мы строили мост к соседнему «Идолу». Через пару лет его снесло водой. Восстановили.

Хотя Олхинское плато известно многим, для большинства часовая прогулка к Витязю каждый раз превращается в целое приключение. Люди теряются, блуждают по лесу.

- Разметка нужна для неопытных туристов, как воздух. А мы ориентируемся, прежде всего, на неподготовленных.

Есть такая классификация троп по сложности прохождения. Первый – самый сложный. Крутые подъемы, крутые спуски, сложные перевалы и плохо заметная тропа – такие условия предназначены только хорошо подготовленным туристам. Пятая категория – самая легкая. К ней относятся тропы общего доступа – это деревянные настилы, максимально комфортные для прохождения.

- В Байкальском заповеднике есть тропа общего доступа – 3 километра ровных деревянных настилов. Мы помогали заповеднику строить ее. Возможно, на Байкале будет создана система троп разных классов. Легкие – для всех и посложнее – для опытных. Наша цель – 2500 км троп на Байкале. Из них 2100 – тропы по длине береговой линии и около 400 км радиальных троп, которые отходят от берега на 90 градусов в долины и горные хребты. Есть еще такая идея – создать единую тропу, которая будет состоять из участков, различных по типу прохождения, – какой-то пеший, какой-то конный, водный, какие-то километры можно преодолеть на поезде по Кругобайкальской железной дороге или Транссибу... Скорее всего, так и будет.

«Если вы хотите, чтобы люди любили природу и чувствовали ответственность за нее, – начните с детей сейчас».

Наша цель – 2500 км троп на Байкале.

ББТ рождены в начале нулевых идеей одной кольцевой тропы вокруг Байкала, но сейчас они – нечто большее. Некоторые проекты напрямую не связаны с тропами и озером. Важная миссия ББТ – развить экологическую культуру общества. С 2005 года ББТ проводит экоуроки для школьников в поселках на Байкале.

- Сейчас у нас есть большая цель – создать «Байкальский центр развития туризма, экообразования и местных инициатив». Это пока наша новая ласточка. Центр будет разрабатывать волонтерские экообразовательные программы, рассказывать о тропостроении и передавать наш опыт по стране. Мы стараемся везде продвигать этот проект, ищем участок земли и финансирование. Для нас это большой шаг вперед.

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
Великому озеру — большие тропы

Раздельный сбор отходов только укореняется в сознании россиян. Условия для этого постепенно создаются. Во многих городах появляются сервисы, ускоряющие этот процесс. Байкальский регион — один из пионеров в этом движении, ведь рядом драгоценный Байкал, и люди все чаще задумываются о том, как важно сохранить озеро и его экосистему для будущих поколений. Так, в 2019 году в Иркутске появилось экотакси, и мы поговорили с его создателем.

Великому озеру — большие тропы

Еще до нашей эры люди заселили и освоили земли возле Байкала. Однако до сих пор озеро и его окрестности таят для человека множество опасностей. На вопрос, как справиться с ними и найти гармонию между природой и человеком, отвечали юные изобретатели 23-24 января на главном сибирском робототехническом фестивале «РобоСиб» в Иркутске.

Великому озеру — большие тропы

Сегодня пластик является едва ли не самой страшной угрозой для экологии Байкала. Пакеты, бутылки, упаковка, синтетическая ткань для одежды… За последние полвека человечество произвело более 8 млрд тонн разнообразных изделий из пластика.

Великому озеру — большие тропы

Что в Новый год весело для человека, то не всегда полезно для природы. Как снизить свой экослед, восполнить нанесенный ущерб и где отдыхать в каникулы без вреда для природы? Мы спросили об этом у байкальских экоактивистов.

×
Хотите знать, где у нерпы санаторий?

Читайте нас в Яндекс Дзен

Хочу!

Больше не показывать