Такси, спасающее природу
© Фото: Первый Байкальский
17 февраля 2020 #экология

Такси, спасающее природу

Раздельный сбор отходов только укореняется в сознании россиян. Условия для этого постепенно создаются. Во многих городах появляются сервисы, ускоряющие этот процесс. Байкальский регион — один из пионеров в этом движении, ведь рядом драгоценный Байкал, и люди все чаще задумываются о том, как важно сохранить озеро и его экосистему для будущих поколений. Так, в 2019 году в Иркутске появилось экотакси, и мы поговорили с его создателем.

В гостях у Первого Байкальского – молодой студент и общественный деятель Евгений Бикмулов. До создания экотакси он успел поучаствовать во многих экологических проектах на Байкале, стал заместителем председателя садового некоммерческого товарищества и успешно учится на техника по компьютерным системам.

Первый Байкальский: Как тебе пришла идея создания экотакси*?

Евгений Бикмулов: Идея не нова. В 2013 году появилось экотакси в Челябинске, потом в Москве, Санкт-Петербурге, Волгограде.

*Экотакси – это услуга по перевозке отсортированного мусора в пункты приема вторсырья.

Полгода назад я получил права. Я начал ездить на машине, и мне стало стыдно за мой углеродный след. Экотакси для меня – это своеобразная компенсация за тот вред, который наносит мой автомобиль природе.

Сначала я объявил в ноябре в чате нашего сообщества городских экожителей «ЭкоИрк», что начинаю оказывать услуги экотакси. Первое время было по два заказа в неделю от постоянных клиентов. Это был магазин и простые жители. К новому году я решил рассказать о своей деятельности более широко, и это подхватили СМИ. Теперь у меня по четыре заказа в день.

ПБ: Почему раздельный сбор отходов – это важно?

Такси, спасающее природуЕБ: Есть концепция Zero-waste, или «Ноль отходов», которая означает, что ни одного грамма отходов не должно попасть на полигон ТБО (твердых бытовых отходов). У нас в Иркутской области на Малом море только один полигон в местности – Имел-Кутул, на котором не соблюдаются все нормы по хранению отходов. То же самое касается и полигона в Бурятии, в Баргузинском районе, который постоянно горит. Там нет котлована с защитным слоем, а фильтрат – осадки, прошедшие через гниющие отходы, – попадают в грунтовые воды. Потом эта вода попадает в Байкал.

Есть на Байкале проблема загрязнения микропластиком – уже сейчас его больше, чем во всех Великих Американских озерах вместе взятых. Это происходит не столько из-за свалок, сколько из-за отсутствия нормальной системы сбора и обращения с отходами.

В результате мы имеем нехватку полигонов ТБО, а имеющиеся полигоны никуда не годятся. В этих условиях стараться не мусорить совсем или разделять свои отходы и сдавать то, что можно, – это выход из ситуации.

ПБ: Как, по твоему мнению, обстоят дела с мусорной реформой?

Началось все достаточно хорошо. Региональный оператор по обращению с отходами делает все, что в его силах, строит на свои деньги новую инфраструктуру, как раз чтобы избавиться от нелегальных свалок. Все новое сейчас строится по нормам. Что касается раздельного сбора мусора, то сейчас начали тестировать только от жителей и примерно от 50 предприятий. Пока что РСО (раздельный сбор отходов) идет туго, но мы не сдаемся, и года через два в каждом дворе будут баки для разных фракций.

ПБ: Когда мы придем к раздельному сбору мусора и переработке?

ЕБ: Европа к этому шла 20 лет, еще во времена, когда не было Интернета. По нашим подсчетам, в Иркутске и окружающих его городах примерно 8000 семей, это почти 20 000 человек – 2% от населения агломерации. До критической массы еще три процента. Считается, что 5% населения достаточно для подобного рода изменений.

Необходимо создать инфраструктуру раздельного сбора отходов, что тоже требует времени. Пока ее нет, мы с экотакси заменяем инфраструктуру и даем людям возможность выкидывать отсортированный мусор, который не пойдет на полигон. Мы – посредник между жителем и пунктом приема вторсырья.

Конечно же, нужна система «кнута и пряника». Здесь есть проблема. Пряник, то есть какую-то систему поощрения, мы можем разработать, но вот с кнутом дела обстоят пока что никак, в первую очередь для жителей, конечно.

Европа к этому шла 20 лет, еще во времена, когда не было Интернета.

ПБ: Как будешь развивать идею?

ЕБ: Сейчас мое такси работает только по двум округам Иркутска, через какое-то время я разверну деятельность на весь город. Конечно, если у меня появятся единомышленники, то это будет здорово. Но пока я «таксую» один.

Основная моя целевая аудитория – это молодые мамы, у которых нет личного автомобиля и времени, чтобы доехать до пункта приема и сдать накопленный мусор. Заказы идут и просто от занятых людей, и от тех, кто только начал сортировать. Каждый четвертый вызов моего такси – от людей, которым было тяжело найти информацию о пунктах приема вторсырья и проще отдать мне. И я это делаю уже сам.

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
Такси, спасающее природу

Электромобиль лучше обычного авто? Бумажные стаканчики и пакеты безвредны для окружающей среды? Если носить хлопок и экокожу, можно спасти планету? Разбираем распространенные мифы об экологии с экспертами.

Такси, спасающее природу

Куда сдавать вторсырье и ненужную одежду, что делать с лишней едой и старыми книгами и как можно позаботиться о Байкале – рассказываем в обновленном «зеленом» путеводителе по Иркутску.

Такси, спасающее природу

Как спланировать каникулы на природе без вреда для нее? Можно ли отнести посещение фермы или тур на квадроциклах к экотуризму? Как превратить обычную пробежку в экологичную? Спросили у Валентины Межецкой, автора книги «Походы без вреда для природы».

Такси, спасающее природу

Если вы не готовы выложить 100 тысяч за поездку на Байкал, присмотритесь к добровольческим программам. На лето набирают волонтеров для кольцевания птиц, создания арт-парка, работы в экоцентре и строительства туристических троп. Места на некоторых проектах уже заканчиваются.

Такси, спасающее природу