Что убивает Байкал прямо сейчас?
© Фото: Первый Байкальский
21 сентября 2022 #экология #спирогира

Что убивает Байкал прямо сейчас?

Документальный фильм с таким названием выпустил Greenpeace. В нем эксперты рассуждают о проблемах, которые приводят к стремительному загрязнению озера. В их числе – «дырявые» септики, фосфатные порошки и неконтролируемый туризм

Российское отделение Гринпис выпустило 20-минутный документальный фильм, в котором попыталось охватить все проблемы, подрывающие «экологическое» здоровье Байкала. Ученые и общественники называют среди главных угроз застройку берегов озера, пластиковое загрязнение, размножение вредных водорослей, отходы БЦБК. И вместе с тем предлагают конкретные решения.

Нет очистных – нет развитию туризма

– Мы наблюдаем полномасштабный экологический кризис. Мы видим, что нанесен удар по «фабрике по производству чистой воды». И самый опасный процесс – это процесс застройки берегов, – считает Виталий Рябцев, орнитолог, кандидат биологических наук. По его наблюдениям, с каждым годом признаки загрязнения мелководной зоны вблизи населенных пунктов становятся все более наглядными и ощутимыми.

На берегу озера находится более 100 поселков, в которых сотни тысяч людей живут, отдыхают и… непрерывно производят отходы.

– Тема туризма продвигается, а условий для туризма нет. Очистных сооружений нет, а если и есть – то старые, которые не соответствуют регламентам и требованиям для очистки воды. Фактически нет ни одних нормально работающих, которые бы соответствовали всем параметрам, – заявляет Марина Рихванова, эколог, биолог и экоконсультант, сопредседатель Международного социально-экологического союза.

Берега Байкала застраиваются все плотнее, а современных очистных сооружений по-прежнему нет. Это значит, что все стоки от туристов и местных жителей постепенно просачиваются в озеро через грунтовые воды. © Фото: www.depositphotos.com
Берега Байкала застраиваются все плотнее, а современных очистных сооружений по-прежнему нет. Это значит, что все стоки от туристов и местных жителей постепенно просачиваются в озеро через грунтовые воды. © Фото: www.depositphotos.com

Ее слова подтверждает Ирина Орлова, доктор экономических наук, ученый секретарь научного совета СО РАН по проблемам озера Байкал: «Очистных сооружений 13 штук, и ни одно из них не соблюдает даже свои технические параметры, не говоря уже о нормах допустимых воздействий, которые есть для Байкала. Это самая главная проблема».

Люди, которые никогда не были на Байкале, могут подумать, что жидкие стоки сбрасываются напрямую в озеро. На самом деле, все обстоит немного иначе:

– Не надо полагать, что у нас нет очистных и реки нечистот сливаются в Байкал. Нет – [у нас] грунтовый сток. У нас септики как устроены: вывозить некуда, значит, септик без дна. Грубо говоря, дырявый. И все через грунтовый сток идет в озеро, – объясняет Андрей Федотов, доктор геолого-минералогических наук, директор Лимнологического института СО РАН.

Результаты загрязнения туристы уже испытали на себе. В популярных местах отдыха (например, на пляжах Ольхона) не первый год вводится запрет на купание, так как вода не соответствует нормам по микробиологическим показателям. И это – в озере с чистейшей водой.

Ирина Орлова предлагает ограничивать турпоток исходя из мощностей канализационно-очистных сооружений: «Самое главное и первое, что мы можем сделать, – это строительство очистных сооружений на берегу Байкала и систем канализования стоков. Нет КОСов – нет развитию туризма».

«Чужие» в Байкале

В результате этого загрязнения и насыщения воды биогенными элементами (этот процесс называется эвтрофикацией) в Байкале разрастаются чужеродные, нетипичные для него водоросли. Например, спирогира. Они вытесняют естественные виды эндемичных растений и животных.

Водоросли распространяют так бурно из-за попадания в воду фосфатов, которые содержатся в составе многих моющих средств.

– В 2012 году мы проводили экспедицию, взяли проб 40 в разных точках Байкала. Везде, где было превышение по фосфатам, одна и та же эта картина: куча водорослей, и спирогира, и жгутиковые, и одноклеточные – в общем, целый комплекс жизни, который характерен для органического загрязнения, – продолжает Марина Рихванова.

Так выглядит спирогира – нитчатая водоросль, которая в Байкале растет на фосфатах, как на дрожжах. А вместе с тем вытесняет байкальских эндемиков и отравляет воду. © Фото: www.depositphotos.com
Так выглядит спирогира – нитчатая водоросль, которая в Байкале растет на фосфатах, как на дрожжах. А вместе с тем вытесняет байкальских эндемиков и отравляет воду. © Фото: www.depositphotos.com

– Фосфаты – это ведь удобрения, которые попадают в озеро и дает основу для развития той же самой спирогиры, – поясняет Олег Тимошкин, доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией биологии водных беспозвоночных в Лимнологическом институте СО РАН. – Надо срочно принимать закон о том, чтобы применение фосфатосодержащих порошков запретили.

Такой законопроект, кстати, недавно внесли на рассмотрение в Госдуму. Запрет может коснуться синтетических моющих средств и товаров бытовой химии, в составе которых содержится более 5% фосфатов и фосфонатов.

– В разных странах мира с озерами происходила аналогичная ситуация. В частности, в Японии на озере Бива, – приводит пример Марина Рихванова. – Отказаться [от фосфатов] несложно, потому что на рынке есть масса моющих бесфосфатных средств. Фосфаты добавляются для смягчения воды, а на Байкале зачем это надо? На Байкале и так вода мягкая.  

Комбинат опасных отходов

Что убивает Байкал прямо сейчас?

Еще одна наболевшая тема – отходы БЦБК. Целлюлозный комбинат в Байкальске перестал работать еще в 2013 году, но оставил после себя печальное наследие – 6,5 млн тонн отходов, загрязняющих Байкал.  Они хранятся в 14 шламонакопителях в непосредственной близости от озера.

Предложения по ликвидации отходов вызывают вопросы у научного сообщества. Складывается ощущение, что в погоне за прибылью компании могут только навредить экологии озера.

– БЦБК с 2013 года стоит, а воз и ныне там. Мы не знаем, какую технологию [ликвидации отходов] выбрали, был ли конкурс, какие изыскания проведены, – говорит Андрей Федотов, директор Лимнологического института СО РАН. – Подрядчики меняются часто. Последний говорил, что в ноябре должны получить технологию, в декабре опробовать, пройти госэкспертизу. Проблема в том, что технологию можно придумать в пробирке, она будет работать, а как сделать промышленные испытания? Не будет ли эта технология нарушать те нормативы, которые приняты в центральной экологической зоне?

Ученый секретарь научного совета СО РАН по проблемам озера Байкал Ирина Орлова подчеркивает, что представители Академии наук критически относятся к той работе, которая сейчас проводится по ликвидации отходов БЦБК: «Она проводится в интересах определенных структур и небезопасна для Байкала». Люди борются за деньги, а не за чистоту Байкала, считают эксперты.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Резюмируя все мнения и предложения экспертов, Greenpeace считает, что озеро Байкал нуждается в следующих ключевых решениях:

– срочная корректировка федеральной системы мониторинга Байкала;

– запрет на застройку нетронутых территорий;

– оценка и регулирование реальной туристической нагрузки с последующим ограничением и даже запретом на рост турпотока;

– запрет на сброс сточных вод в озеро;

– контроль за вывозом отходов и работой очистных сооружений;

– постепенная замена и запрет использования пластиковой (и особенно одноразовой) посуды;

– запрет на продажу моющих средств с фосфатами;

– прозрачность технологии ликвидации отходов БЦБК.

«Всегда нужно рассматривать два Байкала: мелководный и глубоководный. Мелководный занимает всего 5% от всего объема озера, с ним связаны основные проблемы. В глубинной части мы не видим каких-то критических изменений , – подытоживает Андрей Федотов, директор Лимнологического института СО РАН. – Но если что-то случится с глубоководным Байкалом, то процесс станет необратимым».  

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
Что убивает Байкал прямо сейчас?

В Байкальске прошел второй полуфинал проекта-перезагрузки «Экософия». Его участники – это люди с экологическим мышлением со всей страны, которые придумывают интересные проекты и пытаются изменить культуру потребления. Мы выбрали четыре идеи, победившие в разных номинациях, и поговорили с их авторами. Спойлер: среди них есть иркутяне! 

Что убивает Байкал прямо сейчас?

В России собираются принять закон, запрещающий продавать вблизи Байкала бытовую химию с фосфатами. Именно она убивает экосистему озера. Но какие у нее есть альтернативы? Мы узнали, чем можно заменить привычные моющие и косметические средства и по каким маркировкам их распознать

Что убивает Байкал прямо сейчас?

Новый год – радость для людей и катастрофа для планеты. В праздничной суете люди совершают множество бесполезных и эмоциональных покупок, не задумываясь о последствиях для природы. Как не потерять голову при выборе подарков, почему живая ель лучше искусственной и могут ли елочные украшения быть экологичными – рассказываем коротко.

Что убивает Байкал прямо сейчас?

Протяженность обустроенных экотроп вокруг Байкала за лето увеличилась на 12 км. Волонтеры ББТ расчищали и строили маршруты, устанавливали пикниковые зоны и начали создание первой экотропы в черте Иркутска. На воплощение этих проектов компания Эн+ выделила 5 млн рублей. Подробности в нашей инфографике.