Что нашел Greenpeace на Байкале
© Фото: depositphotos.com
5 апреля 2022 #экология

Что нашел Greenpeace на Байкале

Экологи побывали в Листвянке, на Ольхоне, вблизи БЦБК и пришли к неутешительным выводам

В феврале российский Гринпис отправился на Байкал, чтобы оценить экологическое состояние озера. Вообще детальный мониторинг планировался в марте – в рамках объединенной миссия ЮНЕСКО и Международного союза охраны природы, однако визит был отменен из-за политической ситуации. Но оставить проблемы Байкала без внимания экологи не могли: коалиция «Реки без границ» запустила проект «Байкал 2022», а сотрудники российского Гринпис провели на озере собственный мониторинг. Результаты оказались тревожными.

НЕЗАКОННАЯ ЗАСТРОЙКА

Основной угрозой по-прежнему остается неконтролируемый, разрастающийся туристический бизнес. Отчетливее всего это заметно на острове Ольхон. Турбазы и гостевые дома, по которым уже вынесено решение суда о сносе, до сих пор находятся в водоохранной зоне. Так, на песчаном берегу в непосредственной близости от воды стоит гостиничный комплекс «Байкалов острог», возведенный в 2013 году без разрешения на строительство, без государственной и экологической экспертизы. Демонтировать постройку владельцы не спешат.

Собственники других гостевых домов, «приговоренных» к сносу, еще и продолжают принимать туристов. Более того, в поселке Хужир не прекращается стройка – стремительными темпами вырастают новые турбазы и гостиницы.

«Легальные и полулегальные постройки были на берегах Байкала и раньше, но в конце 2020 года в законодательство внесли изменения, которые значительно упростили застройку новых, нетронутых территорий, – указано в отчете Гринпис. – Кроме того, все еще остаются проблемы с определением четких границ населенных пунктов и лесных поселков, расположенных на землях лесного фонда и особо охраняемых природных территорий».

ОТРАВЛЯЮЩИЕ СТОКИ

Из этой проблемы вытекает (в прямом смысле слова) другая опасность: жидкие коммунальные отходы, которые остаются на Ольхоне. Они уходят в грунт и отравляют Байкал.

Дело в том, что централизованной канализации на острове не было и нет. Уровень очистки сточных вод зависит от порядочности владельцев домов и турбаз: единицы устанавливают дорогостоящие системы фильтрации, большинство обходится простой выгребной ямой. В межсезонье ассенизаторы, которые откачивают жидкость из таких ям, не могут вывезти отходы на материк, так как паромная переправа закрыта до лета, а ледовая действует всего лишь месяц-полтора.

Резервуары на Ольхоне. Фото Гринпис
Резервуары на Ольхоне. Фото Гринпис

«Переправа по льду начинает работать только во второй половине февраля. До этого момента, по словам местных жителей, нечистоты с турбаз сливались прямо в ямы на острове. Мы обнаружили целые резервуары, в которые, по всей видимости, свозили жидкие бытовые отходы, – рассказали представители Гринпис. – Весной, когда они оттают, нечистоты могут оказаться в озере, просочившись через грунт».

Для микрофлоры Байкала это губительно. Загрязнение приводит к активному размножению водоросли спирогиры, вытеснению эндемичных организмов, выполняющих функцию природного фильтра (например, рачка эпишура), распространению патогенных бактерий – возбудителей различных заболеваний. В это трудно поверить, но самое чистое озеро планеты становится непригодным для купания: уже не первый год на Сарайском заливе возле Хужира (остров Ольхон), Мухорском заливе в районе деревни Шида, в бухтах Зуун Хагун и Бурлог вводится запрет на купание, так как вода не соответствует нормам по микробиологическим показателям.

ТЯЖЕЛОЕ «НАСЛЕДИЕ» БЦБК

Что нашел Greenpeace на Байкале«Наследие» Байкальского целлюлозно-бумажного комбината в виде залежей шлам-лигнина – это настоящая пороховая бочка. За полвека работы БЦБК, по оценкам ученых и надзорных органов, накопилось 6,5 миллиона тонн твердых и жидких отходов. Все они хранятся в 14 шламонакопителях недалеко от Байкала и в какой-то момент могут оказаться внутри озера: например, вместе с талыми водами, которые ежегодно грозят переполнить хранилища.

Во время своей поездки Гринпис обнаружил ангар, который построили на одном из шламонакопителей, предположительно, для работ по ликвидации шлам-лигнина.

«В ангаре, вероятно, проводятся эксперименты перед началом работ по ликвидации накопленного ущерба от БЦБК. Там, предположительно, апробируют технологию: из шлам-лигнина планируют делать что-то вроде компоста. В ходе экспериментов в него добавляют необъявленные микробиологические составляющие, которые могут оказаться вредными для Байкала. Там определяют, сколько времени нужно тестируемому шлам-лигнину для того, чтобы превратиться в грунт», – объясняет ученый секретарь Научного совета Сибирского отделения РАН по проблемам озера Байкал Ирина Орлова.

К ликвидации ущерба от комбината должны были приступить в этом году, за это отвечает «Федеральный экологический оператор». Но начало работ перенесли на 2023 год, так как проект предусматривал много импортного оборудования. В условиях санкций предстоит подыскать ему российские альтернативы.

«Пока загрязненные воды решено откачивать и сбрасывать в Байкал, предварительно очистив. Но эта технология вызывает множество споров в научном сообществе: практика показала, что концентрация вредных веществ в сливаемых в озеро стоках все равно будет превышена. Пример тому: сброс в Байкал недостаточно очищенных сточных вод в 2020 году, за что на коммунальные очистные сооружения Байкальска был наложен штраф в 74 миллиона рублей», – пишет Гринпис.

Летом 2022 года запланированы работы по откачке надшламовых вод. Очищать их перед сбросом в Байкал на местных очистных теперь запрещено судом.

ЧТО ДЕЛАТЬ

В Гринпис считают, что России необходимо сильное законодательство, которое не позволит разрушить Байкал. В том числе: запрет на застройку нетронутых территорий, строгий контроль за вывозом отходов и работой очистных сооружений, полный запрет сброса сточных вод напрямую в озеро. Также Байкал нуждается в оценке безопасной туристической нагрузки:

«Только на основании такой оценки можно принимать решения в сфере развития туризма, чтобы он был реально устойчивым и не вредил уникальным природным экосистемам Байкала. Здесь важно не поддерживать действия, из-за которых неконтролируемо увеличивается туристический поток в Центральной экологической зоне, а подходить к вопросу системно, опираясь на реальные научные данные, многие из которых еще предстоит собрать».

Еще одно предложение природозащитников – запрет на продажу бытовой химии, которая содержит более 5% фосфатов, в центральной и буферной экологических зонах Байкальской природной территории. Этот законопроект должны рассмотреть в Государственной Думе РФ уже в апреле.


 

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
Что нашел Greenpeace на Байкале

В Байкальске прошел второй полуфинал проекта-перезагрузки «Экософия». Его участники – это люди с экологическим мышлением со всей страны, которые придумывают интересные проекты и пытаются изменить культуру потребления. Мы выбрали четыре идеи, победившие в разных номинациях, и поговорили с их авторами. Спойлер: среди них есть иркутяне! 

Что нашел Greenpeace на Байкале

В России собираются принять закон, запрещающий продавать вблизи Байкала бытовую химию с фосфатами. Именно она убивает экосистему озера. Но какие у нее есть альтернативы? Мы узнали, чем можно заменить привычные моющие и косметические средства и по каким маркировкам их распознать

Что нашел Greenpeace на Байкале

Новый год – радость для людей и катастрофа для планеты. В праздничной суете люди совершают множество бесполезных и эмоциональных покупок, не задумываясь о последствиях для природы. Как не потерять голову при выборе подарков, почему живая ель лучше искусственной и могут ли елочные украшения быть экологичными – рассказываем коротко.

Что нашел Greenpeace на Байкале

Протяженность обустроенных экотроп вокруг Байкала за лето увеличилась на 12 км. Волонтеры ББТ расчищали и строили маршруты, устанавливали пикниковые зоны и начали создание первой экотропы в черте Иркутска. На воплощение этих проектов компания Эн+ выделила 5 млн рублей. Подробности в нашей инфографике.