Байкальская экосистема: от катастрофы к спасению

Байкальская экосистема: от катастрофы к спасению

© Фото: www.depositphotos.com
Известная цифра: Байкалу – порядка 25 миллионов лет. Представить себе такую толщу времен очень трудно. По разным данным это в тысячу раз дольше, чем на Земле объявился человек. То есть уже тогда Байкал существовал миллионы лет! При этом его глобальный ресурс практически неисчерпаем.

Известный пример: если предположить, что реки перестали впадать в озеро, которое к тому же осталось единственным источником пресной воды на планете, при расчете полтора литра воды в сутки на одного человека – байкальской воды хватит примерно на 6 тысяч лет! Впечатляет.

Говорить о том, как менялась экосистема озера, можно лишь опираясь на научные исследования, которые реконструируют прошлое великого озера. А также принимая во внимания антропогенные изменения, пик которых, с развитием прогресса пришелся  на последнее столетие.

  • Чтобы разобраться в этом вопросе, еще немного показательных цифр.
     

В год Ангара выносит из озера примерно 60 кубических километров воды. Столько же в воду поступает, через притоки. При этом половина (около 30 кубических километров воды) приносит Селенга.

Полное замещение вод озера водами притоков происходит примерно за 400 лет. За десять лет вода с поверхности проникает на глубину примерно в 300 метров. То есть, в некотором смысле, можно говорить об условном постоянстве экосистемы в масштабе продолжительности жизни нескольких поколений людей.

Фото

Исследования датированных осадков Байкала показали, что состояние экосистемы озера существенно изменилось 10–15 тысяч лет назад, после глобального потепления в конце плейстоцена. Ученые уже установили, что примерно 18 тысяч лет назад, когда на Землю пришелся максимум глобального оледенения, на Байкале не было диатомовых водорослей. Это одноклеточные и колониальные водоросли, у клеток которых есть своеобразный «панцирь», состоящий из диоксида кремния. Именно диатомеи – один из самых ярких показателей и чувствительных индикаторов качества природных вод. 

Они все время в движении и развитии: одни виды исчезают, другие появляются. Особенно активно изменяются когда вода, «благодаря» человеку, закисляется. Например, при поступлении избытка удобрений из водосбора: чем активнее развивается сельское хозяйство, тем быстрее видоизменяются диатомовые водоросли. Тщательный диатомовый анализ датированных осадков Байкала показал, что во время промышленной революции, в период с начала и до конца ХХ века, когда происходило бурное экономическое развитие Сибири, в Байкале совсем не изменился качественный состав диатомей и практически не изменились соотношения численности разных видов.

  • Почему так происходит? Ведь человек вмешивается в экосистему озера все активнее. 
     

Озеро Байкал - это не просто хранилище чистой воды, а самая настоящая природная фабрика, на которой происходит настоящая переработка и преобразование всех, поступающих в озеро примесей. При том, что исследования последних лет свидетельствуют: некоторые специфичные вещества постоянно поступают в Байкал в огромных количествах. Например, метан, который образуется из захороненного органического вещества в осадках Байкала. Твердые соединения метана с водой – гидраты метана – найдены в значительных количествах на больших участках площади дна. Запас метана на дне озера сопоставим с запасами Ковыктинского газового месторождения. В некоторых разломах в слои гидратов поступает подогретая глубинная вода, из-за этого гидраты разрушаются, и со дна на поверхность устремляются факелы пузырьков метана. Иногда их высота достигает несколько сотен метров. Геофизики обнаружили на Байкале множество таких метановых факелов.

Кроме того, в Байкале обнаружены значительные природные нефтепроявления – на нескольких участках акватории небольшие пятна нефти постоянно всплывают на поверхность и образуют радужные пленки. Летом 2005 года обнаружено такое нефтепроявление недалеко от Баргузинского залива. По предварительным оценкам количество байкальской нефти составляет порядка 4 тонн в год. Но и она быстро разрушается водными микроорганизмами, и вода Байкала уже на небольшом расстоянии от нефтепроявлений остается чистой.

Большое количество чужеродных для Байкала примесей, к которым человек не имеет никакого отношения, поступает в озеро с водами реки Селенги. Исследователи установили: эти вещества интенсивно перерабатываются в так называемых «барьерных зонах» – на узких участках акватории, формирующихся в области смешивания речных и озерных вод под действием физических и биологических факторов, среди которых и резкое изменение скорости течений, и температура, и рост фитопланктона вместе с работой микроорганизмов, и осаждения твердой взвеси…

лимнологи утверждают: состояние вод Байкала является не равновесным, а стационарным. Поступление примесей и их переработка экосистемой Байкала хорошо сбалансированы. 

Концентрация главных растворенных веществ в озере практически постоянна на всех глубинах и одинакова в Северной, Средней и Южной котловинах Байкала. То есть – озеро саморегулируется, что позволяет с оптимизмом смотреть в его будущее. Однако влияние человека за последнее столетие все же оказало на Байкал свое не самое благотворное воздействие.

Исследования последних лет показали: реки, впадающие в озеро в районе Листвянки и Северобайкальска, содержат кишечную палочку, которой в некоторых случаях – в 120 раз выше предельно допустимой нормы. Человек повинен и в том, что со стоками в воду поступают азот и фосфор, которые являются питательной средой для зловещей спирогиры – это имя обыкновенной водоросли-сорняка с некоторых пор на слуху у всех, кто не равнодушен к сохранению экологической обстановки «славного моря».

Тонны спирогиры гниют на байкальских пляжах, а вместе с ней умирает и уникальная байкальская губка

Это в среде некоторых байкальских исследователей дает повод говорить о том, что озеро находится на пороге экологической катастрофы.

Летом 2010 года лимнологи впервые обратили внимание на нехарактерную для Байкала картину – обилие нитчатых водорослей, которые еще совсем недавно были редкостью. И уже спустя всего лишь год эта нетипичная растительность цвела в заливах вдоль береговой линии пышным цветом, активно вытесняя эндемичную байкальскую губку. С тех пор было проведено больше десятка исследовательских экспедиций, на основании которых лимнологи делают неутешительные выводы: 

спирогира размножается в геометрической прогрессии и сегодня она разрослась практически по всей береговой линии.

Кроме того, спирогира сейчас постепенно продвигается на большие глубины, где создаёт биомассу, сравнимую с биомассой естественных для Байкала макрофитов. Из-за столь бурного роста водоросли под угрозой оказалось, например, нерестилище байкальского бычка-желтокрылки: рыба в период нереста просто не смогла пробраться к своим гнездовым площадкам.

Фото

Масштабы катастрофы приобрела и гибель байкальской губки – одного из самых известных эндемиков озера. Это байкальские долгожители: возраст многих губок – 150-200 лет.
В силу вышеперечисленных изменений, губки заболевают, деформируются и постепенно умирают.
Сегодня на Байкале уже встречаются участки, где байкальской губки больше не осталось. Ученые уже обнаружили семь разновидностей болезней губок. И тем не менее причину, спровоцировавшую эпидемию, обнаружить до сих пор не удалось.

В попытке найти ответы на столь непростые вопросы ученые попутно обнаружили другие проблемы озера, которые носят антропогенный характер. Так в 2010 году в районе Малого моря и в Баргузинском заливе впервые были зарегистрированы токсичные виды цианобактерий. В 2015 году учёные взяли пробы непосредственно с больной губки, которая встречается в заливах. Молекулярно-генетический анализ показал, что пробы содержат сакситоксин, который входит в группу токсинов паралитического воздействия. Высокая доза способна вызвать паралич дыхательных мышц. Какова сегодня концентрация сакситоксина в байкальской воде – вопрос на сегодняшний день открытый. Исследования еще не завершены. Но главный ответ уже очевиден: человек – одна из причин экологических проблем озера.

Именно в месте сброса бытовых стоков в районе Северобайкальска буйствует спирогира. В то время как буквально в двух шагах выше места сброса нечистот участок байкальского побережья абсолютно девствен и чист. К слову, анализ состава северобайкальской городской канализации показал, что в озеро на протяжении четырех лет попало до 6 тонн минерального азота, что является главной питательной средой вышеупомянутой спирогиры.

А на южном берегу озера, в Листвянке, обнаружили в воде повышенную концентрацию фосфора и соединений азота… Получается, что человек взял Байкал в кольцо, активно разрушая экологические балансы озера и с севера, и с юга. Что же говорить о многочисленных туристах, которые вносят свою «лепту» в дело экологического дисбаланса.

Казалось бы: ну какой вред может принести один-единственный турист озеру, которому 25 миллионов лет?

Один – не может. Но в летний сезон 2014 года на паромной переправе к острову Ольхон было зарегистрировано более 800 тысяч туристов. Это только летом и только зарегистрированных.

И это при том, что с осени 2013 года прекращено основное производство (а именно – варка целлюлозы) на Байкальском целлюлозно-бумажном комбинате, который без малого полвека считался главным загрязнителем байкальских вод.

Известно мнение: Байкал еще нас всех переживет. С этим, конечно, не поспоришь. Но – вымирающая байкальская губка, зловонная спирогира, береговая линия, глядя на которую сложно поверить – разве такое озеро может считаться самым чистым в мире?! И вопрос не в том, чтобы «считаться», а – быть по факту. В противном случае все эти бравурно-показательные и столь привычные нам цифры гордости за Байкал придется оставить потомкам в виде статистических примеров прошлого, но никак не настоящего.
Фотография

Безусловно, озеру нет дела до человека, который в масштабах вечности, текущей на берегах озера, настолько мелок, что почти незаметен. Но Человеку – должно быть дело до Озера. Мы сами – часть экосистемы Земли. И коль скоро нам довелось жить в эпоху Байкала и рядом с ним – значит и мы несем за него ответственность. Как и он за нас. Это и есть – симбиоз, взаимовыгодное сосуществование разных элементов единой системы.

И в этом смысле, мы с Байкалом – равноправны.

РАССКАЗАТЬ ДРУЗЬЯМ
Читайте также
pic

Борьба за сохранение популяции байкальского омуля продолжается с переменным успехом и невнятными результатами. «Первый Байкальский» разобрался, принято ли принципиальное решение по этому вопросу и действительно ли стоит вводить ограничения на вылов самой популярной байкальской рыбы.

pic

Прошла весна, настало лето, опять леса горят уж где-то. Этим незамысловатым детским стишком исчерпывающе описывается ситуация, которая в Прибайкалье каждый год складывается с лесными пожарами. О том, чего ждать в этом году, как стихия мониторится, контролируется и управляется, «Первому Байкальскому» рассказал Михаил Яблоков, директор ФГБУ «Заповедное Прибайкалье», объединившее Байкало-Ленский заповедник, Прибайкальский национальный парк и заказники «Тофаларский» и «Красный яр».

pic

5 июня — Всемирный день охраны окружающей среды. Сегодня в каждой стране пройдут различные акции и мероприятия, символизирующие единение человека с природой. Но заботиться об экологии нужно не только по праздникам.

pic

«Спирогира убивает Байкал!», «Близится экологическая катастрофа!», «Байкал в смертельной опасности!» — подобными заголовками пестрят страницы сотен газет и сайтов. Если не принять меры, человечеству грозит настоящая экологическая катастрофа.